Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири»




Скачать 364.86 Kb.
НазваниеВторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири»
страница3/4
Дата15.11.2012
Размер364.86 Kb.
ТипДокументы
1   2   3   4
Четвертым условием антистрессового рациона для жителей Севера согласно результатам исследований является изменение потребности в водо- и жирорастворимых витаминах. Как показали исследования Л.Е. Панина (1978, 1987) процесс адаптации к неблагоприятным климатическим, геофизическим и погодным факторам среды сопровождается снижением содержания водорастворимых витаминов (B1, B2, C) в крови и в моче. Эти изменения автор исследования относит к адаптивным процессам и связывает их с потребностями в этих витаминах при колебаниях углеводно-жирового обмена.

Результаты работы В.П.Казначеева и др. (1980) показали, что в экстремальных климатических условиях Севера адаптация включает в себя уменьшение реабсорбции водорастворимых витаминов в почечных канальцах и снижение ассимиляции их в тканях. Ученые заключают, что «сброс» витаминов является выражением общего биологического феномена, проявляющегося у человека в процессе адаптации к суровым климато-географическим условиям. Показано, что потребность в водорастворимых витаминах в связи с активацией белково-жирового обмена смещается в сторону жирорастворимых витаминов. Об этом свидетельствуют данные показавшие, что процессы эффективной адаптации человека к действию экстремальных климато-географических условий требуют повышенного использования в метаболических процессах жирорастворимых витаминов: А, Е, D. Данные ученых свидетельствуют о необходимости существенной коррекции рационов питания жителей Севера с целью полноценного восполнения потребности в жирорастворимых витаминах.

Пятым условием антистрессового рациона для жителей Севера согласно результатам исследований является содержание минеральных элементов, которое может существенно влиять на формирование и состояние здоровья людей. Минеральные вещества в организме человека не синтезируются и потому относятся к незаменимым компонентам питания. Основными источниками их поступления в организм являются пищевые продукты, в меньшей степени − питьевая вода. В тканях и жидкостях человеческого организма метаболическую нагрузку выполняют около 60 элементов таблицы Менделеева. Их содержание в целом предопределяется химическим составом местных продуктов питания и питьевой воды.

Минеральные элементы, содержащиеся в тканях организма и продуктах питания в значительных количествах (десятки и сотни миллиграммов на 100 г продукта), принято называть макроэлементами. Это кальций, фосфор, магний, калий, натрий, хлор, сера. Минеральные вещества, содержащиеся в продуктах питания в ничтожно малых количествах (единичные миллиграммы или еще меньше на 100 г продукта), называются микроэлементами.

Биологическая активность как макро-, так и микроэлементов в организме является высокой и разносторонней. Они принимают участие в формировании и построении тканей организма, в процессах образования тканевого белка, входят в состав клеток, формируют оптимальные солевые составы и кислотно-щелочное равновесие всех жидкостей организма, включая плазму крови, оказывают влияние на защитные реакции организма, в значительной степени обеспечивают его иммунитет.

Показано, что в условиях экологически обусловленного стресса в дискомфортных и экстремальных климато-географических условиях переключение на белково-жировой обмен веществ включает в себя большие потребности в жирорастворимых витаминах A, E, D и K, а также требует достижения баланса в пище макро- и микроэлементов.

Но как с этими выводами согласуется накопленный за тысячелетия опыт формирования рационов питания коренными жителями Севера?


3.Традиционные рационы питания и здоровье

Выяснено, что равновесия с неблагоприятными климато-географическими условиями, определяющего долгожительство, жители экстремальных регионов Земли достигали за счет использования наиболее рациональных пищевых цепочек. Через пищевые продукты человек становился частицей наиболее приспособленного к условиям среды данного региона растительного и животного сообщества. Переключение же жителей Севера или Сибири на продукты, доставляемые из средних широт или тем более из других государств, приводит к значительному росту заболеваемости.

Данные по оценке взаимосвязи показателей здоровья и особенностей метаболизма коренных жителей Ханты-Мансийского автономного округа с традиционными рационами питания показывают, что у коренных жителей ХМАО, придерживающихся традиционных типов питания, отмечаются достоверно меньшие проявления дизадаптивных расстройств со стороны основных гомеостатических систем в сравнении с коренными жителями, питающимися «цивилизованной» пищей.

Полученные данные свидетельствуют о том, что коренные жители, потерявшие свою привязанность к традиционной пище, более подвержены дизадаптивным и патологическим расстройствам органов пищеварения, дыхания, мочевыделительной системы, ЛОР-органов, иммунной и эндокринной систем. У городских коренных жителей влияние измененных рационов питания отражается также на состоянии сердечно-сосудистой, нервной систем и органов дыхания. Похожие результаты получены при обследовании инуитов Гренландии, у нганасан, якутов, эскимосов Чукотки, ненцев и других народов Севера, отказавшихся от традиционных рационов питания.

Важность для эффективной жизнедеятельности обских угров на Севере белково-жирового обмена подтверждается данными о показателях липидного и белкового обмена у коренных жителей ХМАО, использующих традиционные рационы питания и живущих на «цивилизованных» привозных пищевых продуктов. Показано, что метаболические показатели липидов крови у коренных жителей ХМАО в значительной мере зависят от типа питания. При переходе на «цивилизованный» тип питания выявляется достоверное повышение концентрации в сыворотке крови липопротеидов низкой плотности, липопротеидов низкой и очень низкой плотности, холестерина и триглицеридов. Увеличивается и уровень сахара в крови. Усиливается и интенсивность процессов перекисного окисления липидов, которая вместе со снижением уровня антиоксидантной защиты отражает выраженность окислительного стресса.

У коренных жителей ХМАО, поддерживающих приверженность к традиционному образу жизни и питания, были выявлены достоверно более высокие уровни жирорастворимых витаминов в сыворотке крови. Обращает на себя внимание тот факт, что большие значения токоферола и витамина А сопутствовали предпочтению рыбосодержащих рационов питания. Обнаружено, что обско-угорские коренные жители Севера при переходе на среднеширотный «цивилизованный» тип питания реагируют аналогичной с другими коренными жителями северных регионов Земли реакцией накопления атерогенных липидов в крови и интенсификацией углеводного обмена. Такие же данные получены по Западному полушарию, подтверждающие, что с изменением традиционного образа жизни и, прежде всего, с переходом на “западный” тип питания связано появление у эскимосов высоких значений ОХС и ХС ЛПНП и других изменений в липидном спектре крови.

Оказалось, что не только обменные процессы меняются при изменении рациона питания. Отмечается заметная реакция центральной нервной системы. Это проявляется в большей выраженности тормозных процессов, снижении уровня регуляторных резервов, скорости переработки вербальной информации. Наконец, при «цивилизованном» типе питания выявляется достоверно более высокий уровень психоэмоционального стрессирования. Наряду с психоэмоциональными проявлениями стресс реакции у коренных жителей Севера, отказавшихся от традиционного рациона питания мы выявляем и эндокринные проявления стрессирования.

Таким образом, выявленные нами у коренных жителей Севера при переходе на «цивилизованный» тип питания наличие окислительного стресса, эндокринные, психоэмоциональные, метаболические проявления стресс реакции, а также более выраженные дизадаптивные и патологические расстройства, свидетельствует о значительном снижении стрессоустойчивости людей на Севере, отошедших от уравновешивающих внутреннюю среду организма с экстремальными факторами геоэкологической среды высоких широт белко-липидных рационов питания. Все сказанное убеждает нас о целесообразности сохранения в организации питания на Севере основных принципов традиционных подходов к формированию рационов коренными народами.


4.Потребление рыбы обскими уграми

Значение рыбы в обеспечении здоровых рационов питания большинства коренных жителей Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО) подчеркивалось многочисленными исследователями. Издавна хантов и манси именовали «рыбоядцами». Отмечалось, что «всякий порядочный остяк может съедать в день не меньше полпуда, или 8 кг рыбы, только в сыром виде, без костей и головы» (Оборотова, 2003). Об этом же мы читаем в работах А.И. Козлова (2002).

Наши данные (Хаснулин и др., 2007) показали, что рыба включена в рационы 100% обследованных коренных жителей. При этом все лесные жители употребляют рыбу в пищу круглый год, а поселковые круглогодично привязаны к рыбному рациону в 91% случаев. Лишь 9% поселковых коренных жителей употребляли в пищу рыбу редко. Если сравнивать частоту употребления этими же людьми мяса, можно с полной достоверностью сделать вывод о преобладании рыбной составляющей в пище коренных жителей ХМАО, живущих на традиционных рационах. Оказалось, что 59,2% обследованных семей употребляли рыбу ежедневно, 26,3% семей включали пищу в рацион от 1 до 4 раз в неделю, реже раза в неделю питались рыбой 14,5% семей. При этом в пищу идет практически любая добываемая рыба. Обследованные члены семей употребляли в пищу всю, доступную в бассейнах рек данного региона, рыбу. Рыба в рационе лесных и поселковых коренных жителей ХМАО составляла в среднем 470–560 г на человека в сутки. При этом 5,3% семей использовали ежедневно в пищу не менее 1 кг рыбы на человека. 15,8% обследованных семей включали рыбу в свой рацион в объеме 0,6–0,75 кг на человека и 23,8% - 0,5 кг на человека в день. Остальные семьи включали в рацион не менее 200,0–400,0 г рыбы на человека в сутки.

Эти данные сопоставимы с содержанием рыбы в рационе якутов (705 г в сутки на человека) и в рационе нганасан (250–420 г в сутки на человека).

Как показали исследования для одного коренного жителя ХМАО требуется включение в рацион питания в течение года не менее 195,3 ± 16,9 кг рыбы. При этом с учетом потребления других продуктов суточная энергетическая ценность потребляемой пищи составляла по данным автора исследования 2550 ккал.

О полноценности рационов питания обследованных коренных жителей ХМАО мы можем судить по фактически выявляемому у них индексу массы тела. Большинство обследованных коренных жителей ХМАО, живущих больше на традиционных рационах питания имеют нормальную или слегка повышенную массу тела. Лишь 4-8% отличаются снижением массы тела. Таким образом, обследование рационов питания сургутских коренных жителей ХМАО подтвердило общую для северных регионов закономерность привязанности пищевых пристрастий северян к рыбе. Не страдает при этом и энергетическая ценность пищи.


5. Расчет потребности включения рыбы в рационы обских угров

Коренные жители Ханты-Мансийского автономного округа наглядно демонстрируют выявленную закономерность жизнедеятельности на северном (белково-липидном) типе обмена веществ. Этот тип обмена веществ сформировал традиционные рационы питания народов ханты, манси и других северных жителей, населяющих ХМАО на протяжении многих сотен лет.

В комплексе традиционного образа жизни коренных жителей ХМАО, в том числе и традиционных рационов питания одно из ведущих мест занимает рыба. Об этом свидетельствуют многочисленные этнографические и медицинские исследования, и другие наблюдения. Вместе с тем, нужно выделить потребности обских угров, проживающих в ХМАО, да и других коренных жителей Севера, в рыбе с учетом требований северного типа обмена веществ.

Определение данных потребностей основывается как на рекомендованных учеными нормах рационального питания для северных регионов, так и на усредненных показателях калорийности и оптимальных соотношений величин белков, жиров и углеводов в традиционных рационах коренных жителей высоких широт.

В среднем же по расчетам Л.Е. Панина (1983) и других исследователей для обеспечения нормальной жизнедеятельности на Севере в пище должно содержаться 140-160 г белка в сутки. Именно с этой позиции и должно планироваться количество рыбы в суточном рационе питания коренного жителя Севера. Калорийность суточного рациона при этом определялась как оптимальная в пределах 2700-3000 ккал. Это соответствует средним показателям калорийности для коренных жителей Севера.

Следующим условием формирования рациона должно быть выполнение требования диетологов обязательного наличия в пище белков животного и растительного происхождения. Для коренных жителей высоких широт рекомендуется обеспечивать за счет животных белков около 70-80% всей суточной потребности белка в пище. Это составляет примерно 120 – 128 г белка. Потребление этого количества белка покрывает примерно 5-ю часть всех суточных энергетических потребностей.

В ранних исследованиях Н.В.Власовой (1975) было показано, что в конце 60-х годов ХХ века калорийность пищи нганасан покрывалась за счет белков на 21,3%, что в значительной мере соответствует полученным нами расчетным данным.

Наконец, фактором, определяющим потребность в рыбе, становится доступность местных пищевых продуктов животного происхождения в данном регионе, обеспечивающих поступление не только 128 г белка, но и необходимых полиненасыщенных омега-триеновых жирных кислот, а также витаминов, микроэлементов и других биологически активных веществ. Учитывая практическую взаимозаменяемость по содержанию животного белка мяса млекопитающих, птицы, рыбы, яиц и т.п. можно посчитать, что потребность в 128 г животного белка может перекрываться потреблением в пищу ежедневно 640 г мяса или 800 г рыбы (при среднем содержании белка 16 г в 100 г рыбы).

В случае отсутствия в наборе пищевых продуктов мяса коренные жители эту потребность в животном белке покрывают за счет рыбы. В других регионах часть потребности в животном белке перекрывается за счет мяса местных оленей, дикой птицы или привозного мяса млекопитающих.

Данные опроса сургутских обских угров, придерживающихся традиционных рационов питания, в сопоставлении с представленными расчетами позволяют сделать заключение о том, что более 21% обследованных семей полностью покрывают свою потребность в животном белке за счет использования в пищу рыбы.

Остальные семьи покрывают за счет рыбы более 40-65 % потребности в животном белке. Эти данные сопоставимы с результатами обследования нганасан охотников, сохраняющих приверженность к традиционному укладу жизни. В их питании доля оленины и рыбы составляла до 53% от общего количества продуктов.

Следующим условием включения рыбы в пищу является необходимость обеспечения потребности в жирах. Жиры в антистрессовом рационе следует употреблять в основном полиненасыщенные. Именно в рыбе содержатся полиненасыщенные жирные кислоты (омега-3-ПНЖК), которые не могут синтезироваться в организме человека и поэтому являются незаменимыми.

Другими словами, в 600-750 г рыбы, идущей ежедневно в пищу представителю обследованных нами коренных жителей, содержание жира ограничивается примерно 20 г.

С позиции обеспечения омега-триеновыми жирными кислотами, а также энергетической ценности продукта, такого количества жира, поступающего с рыбопродуктами, не вполне достаточно. Однако, существующая суточная потребность в 121 г животного жира, содержащего незаменимые полиненасыщенные жирные кислоты, при обозначенном выше количестве съедаемой рыбы, требует включения в рацион коренных жителей дополнительно продуктов, содержащих животные жиры.

Сравнение потребностей коренных жителей Сургутского района ХМАО в животном жире с данными других авторов о потребностях коренных жителей других северных территорий подтверждают наличие общей закономерности потребности жира для высоких широт в целом.

1   2   3   4

Похожие:

Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconМероприятия
Вторая международная научная школа для молодёжи «Прикладные математика и физика: от фундаментальных исследований к инновациям» (Школа...
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconМероприятия
Вторая международная научная школа для молодёжи «Прикладные математика и физика: от фундаментальных исследований к инновациям» (Школа...
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconЯнварь конференция Научная конференция «Проблемы современной неврологии» (лекция)
Научная конференция «Проблемы современной неврологии» (мастер-класс, клинический разбор)
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconМеждународная научная конференция Вторая мировая война, нацистские преступления и Холокост
Центр европейских, российских и евразийских исследований при Школе международных отношений им. Мунка и Центр иудаики, Университет...
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» icon7-я международная научная конференция-школа «Современные достижения и проблемы биотехнологии сельскохозяйственных животных: роль нанотехнологий в реализации приоритетных задач биотехнологии» Уровень Мероприятия (международное, всероссийское, отраслевое, региональное, др.
Программу «Участник молодежного научно-инновационного конкурса» («умник») на 2008 г
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconМеждународная летняя школа-семинар по искусственному интеллекту для студентов, аспирантов и молодых ученых
С 1 по 6 июля 2011 г в Твери на базе Тверского государственного технического университета состоится Международная летняя школа-семинар...
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconПрограмма Международная научная конференция «межкультурные взаимодействия в условиях глобализации: опыт россии и кореи»
Р. К. Тангалычева – доцент факультета социологии, директор Института восточных и западных обществ
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconВыпуск 57 содержание пятая международная научная конференция «Языки профессиональной коммуникации» теоретические и методологические проблемы
Алефиренко Н. Ф. Научное и обыденное в языковой картине мира
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconМеждународная научно-практическая конференция «Современные проблемы безопасности жизнедеятельности: опыт, проблемы, поиски решения»
Кабинет министров Республики Татарстан (г. Казань) 26 февраля 2010 г проводит Международная научно-практическая конференция «Современные...
Вторая Международная летняя школа медицинской антропологии / научная конференция «Проблемы сохранения здоровья в условиях Севера и Сибири» iconВ. Е. Сергеев Кемеровский государственный университет
Кемеровского государственного университета была проведена межрегиональная научно-практическая конференция “Проблемы сохранения биоразнообразия...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница