Вторая редакция в полной версии




НазваниеВторая редакция в полной версии
страница5/39
Дата14.11.2012
Размер5.8 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39
историчность теории. Он сообщил, что еще в 1984 году совместно с Н.А.Климовым сформулировал необходимость создания общей теории политической экономии (Климов Н.А., Шушарин А.С. Политическая экономия социализма: необходимость и пути развития // ЭН, 1984, № 8, с.9). Вплоть до конца 1980-х годов он придерживался этой точки зрения, применяя соответствующую аббревиатуру (общая политическая экономия – ОПЭ). А в 1991 году его позиция вдруг изменилась: возникла идея создания полилогии. Вот как сам А.С.Шушарин пояснял эту трансформацию: «В отвлечении от всяких названий, т.е. в дебрях самого исследования, поскольку всякая удачная генерализация не «обобщает», а превосходит и преемственно снимает предшествующее и наличное знание в более сложной конструкции, я уже изначально (где-то в 70-е гг.) вышел на понимание множества неэкономических явлений (взаимодействий, связей, отношений, структур, процессов) в основах социального бытия. В том числе как более глубоких, так и более высоких, нежели экономические, но тоже сполна производственных (в смысле «производства и воспроизводства действительной жизни»). Кто-то скажет: да это уже давно стало тривиальностью. Ан нет. Философски-то, может, оно и так, но только не научно (теоретически)» (Цит. изд. т.1.с.453).

Его аргументация страдает, по крайне мере, двумя принципиальными ошибками. Во-первых, нелогичностью, заключающаяся в его сомнительном утверждении, что теория может быть научной, а философия в то же время может и не быть таковой. И это нелепое утверждение явно высказано по адресу исторического материализма (марксизма). Во-вторых, А.С.Шушарин совершенно безосновательно присвоил себе открытие неэкономических явлений. А ведь хорошо известно, что понятие «надстройка» в истмате как раз и включает в себя все, без какого-либо исключения, неэкономические явления. Но дело даже не в том, что А.С.Шушарин повторно «открыл Америку», а в том, что он утверждал, что неэкономические явления в системе воспроизводства действительной жизни общества являются более глубокими и более высокими, нежели экономические. Это положение ничего общего не имеет с материалистическим взглядом на исторические процессы, верности которому он клялся в предыдущей главе (я уже не говорю о том, что он применил термин «производственные отношения» в противопоставлении экономическим отношениям).

Именно эти ошибки увели А.С.Шушарина не только от марксизма, но и лишили его возможности создать современную революционную теорию. И я полностью согласен с Евгением Тимофеевичем Бородиным, который в своей статье «Шушарин: от социологической немощи к теории «Воспроизводства…» (http://situation.ru/app/j_artp_920.htm) в 2005 году писал: «…слабым местом у Шушарина является недооценка теоретического наследия К.Маркса и Ф.Энгельса, кроме «Капитала», а значит, недооценка их философских взглядов<…>Не нужно сходить с материалистических позиций, чтобы понять, что «социальная материя» тем и отличается от остальной материи, что она субъективирована, т.е. имеет субъективную форму выражения и существования. Объективные законы общественной жизни реализуются, «прокладывают себе дорогу» через субъективную жизнедеятельность людей».

Отход от общей теории политэкономии, приведший А.С.Шушарина к полилогии, научно совершенно не оправдан, хотя в четвертой главе он пытается доказать обратное. Он даже целый параграф под названием «Нелепость общей социологической теории» посвятил «доказательству» принципиальной невозможности создания общей теории в любой науке, а не только в политической экономии и социологии. А.С.Шушарин обвинил Ф.Энгельса в том, что тот внес огромнейшую путаницу своим высказыванием о необходимости создания «политической экономии в широком смысле». Привожу полностью его аргументацию по этому поводу: «…даже не говоря о том, что и в относительно недавние времена вообще еще не было массы явлений современного вселенского бытия, «общая теория», так сказать, на все прошедшие и будущие времена в лучшем случае может быть лишь неким собранием каких-то крайне абстрактных и неконструктивных «общих мест», или, в лучшем случае, разрозненных дельных идей, или преамбульной апрористикой, или, наконец, сводным хрестоматийным курсом достигнутого в данной области знания. Но только никак не теорией. Потому, действительно, замечал П.Бурдье, «теорией» часто называют «учебникизацию».

Так что не может быть в принципе плодотворной общей социологии или социологии вообще (как и политической экономии, а равно, кстати, физики, химии, геологии, биологии и пр.). Как революционной теории, разумеется, а не накапливающихся в социальной науке «частичных истин» или внутрипарадигмальных форм, скажем, социологического образования (как и других развитых наук), где гордые «общие» претензии могут быть вполне уместны и вполне оправданны. До поры до времени, конечно. Или, наконец, «социология вообще» суть, если последовать образу М.Мамардашвили, просто «наивеличайшая тавтология» обозначения социального знания и познания, начавшегося уже раздумьями первобытных мыслителей, а пока «закончившегося» океаническим и превратным хаосом всех нынешних социальных наук, едва ли толком и счету поддающихся. Не физика или не химия это, короче говоря, а все общества так или иначе касаемое. Равно как «общая физика», «общая химия», «общая геология», «общая биология» и др. вовсе не «теории», а курсы, образовательно охватывающие, в той или иной степени освоения, достигнутое в данных науках знание. А вот движутся эти курсы как раз вновь выдвигаемыми теориями. «Общими» не бывающими» (Цит. изд. т.1.с.455-456). В подкрепление своей новой позиции, решительного отказа от общей теории политической экономии А.С.Шушарин решил взять в союзники авторитет марксиста Н.Д.Кондратьева, которого он попросту не понял.

В чем состоит принципиальная ошибка А.С.Шушарина?

В своей монографии «К общей теории политической экономии» я пишу, что для правильного понимания отличия общей теории политэкономии от политэкономии отдельных общественных формаций необходимо уяснить ту простую истину, что на всем протяжении истории человечества объективно действовали одни и те же закономерности, что экономике различных общественных формаций были свойственны одинаковые сущностные элементы процесса воспроизводства средств удовлетворения экономических потребностей членов общества, которые на каждом этапе развития, в каждой отдельно взятой общественной формации имели различные формы своего бытия. Всеобщие закономерности и категории объединяли общественные формации, являясь основой прогрессивного развития человеческого общества. Различные же формы бытия общих закономерностей и категорий, характеризующие непрерывный процесс воспроизводства, являются объектом исследования политэкономии тех или иных общественных формаций. Хотя это и очевидно из вышесказанного, тем не менее, следует еще раз подчеркнуть, что, несмотря на то, что политэкономия каждой общественной формации связана теснейшим образом с общей теорией политэкономии, однако объекты их изучения не совпадают. У экономики каждой конкретной общественной формации имеются свои специфические черты и закономерности, которые отсутствуют в других формациях и которые отличают ее от других формаций. И вместе с тем, исследуя тот или иной способ производства, мы сталкиваемся с всеобщими категориями и закономерностями в модифицированной форме.

А.С.Шушарин просто-напросто не осознал той простой истины, что всеобщие категории и закономерности политической экономии, составляющие каркас любого из пяти способов производства, являвшихся как бы их сердцевиной, ядром исторически сменявших друг друга общественных формаций, в процессе своего развития приобретали все новые и новые формы не только благодаря своему взаимодействию, но также и в зависимости от конкретных природных условий, в которых протекала жизнь того или иного народа, а также, что самое главное, - под воздействием всех надстроечных элементов в каждой из формаций. К.Маркс писал, что “Производство вообще – это абстракция, но абстракция разумная, поскольку она действительно выделяет общее, фиксирует его и потому избавляет нас от повторений. Между тем это всеобщее или выделенное путем сравнения общее само есть нечто многократно расчлененное, выражающееся в различных определениях. Кое что из этого относится ко всем эпохам… Определения, которые действительны для производства вообще, должны быть выделены именно для того, чтобы из-за единства, которое вытекает уже из того, что субъект, человечество, и объект, природа, - одни и те же, не было забыто существенное различие" (К.Маркс и Ф. Энгельс. Соч. 2-ое изд. т.12 с. 711).

И здесь я позволю себе вновь сослаться на мнение Евгения Тимофеевича Бородина, который в вышеупомянутой статье справедливо писал: «…социология современного общества вне контекста «общей социологии» невозможна и, если хотите, абсурд и нелепость. Абсолютизация особенностей современности подводит автора «Полилогии» к отрицанию фундаментальных законов общественного развития».

Хотел бы подчеркнуть, что для А.С.Шушарина марксизм – это теория «тогдашнего» (XIX века) капитализма, а вот для современного глобального капитализма нужна де своя особая теория – полилогия, которая ничего общего не имеет с общей социологией, с истматом, а является в идейном отношении только постпарадигмальной критикой всей «никудышной» современной социологии. Это утверждение А.С.Шушарина может означать только одно: именно он и никто другой владеет абсолютной истиной. Он, подобно архангелу Михаилу, парит над всемирным хаосом всяких там многочисленных концепций и теорий, искаженно отражающих современную действительность и вообще все прошлое человечества. «В общем, - писал А.С.Шушарин, - действительная, критическая теория – это революционная «онтология» и «метафизика» все более никудышного и переломного бытия, отсутствующая в общественном сознании» (Цит. изд. т.1.с.478). Внизу, в этом никудышном мире «…ералаш терминов и метафор здесь редкостный. Формы общения, формы производства, производственные отношения, их ансамбль, способ производства (Маркс), «сухой остов», «мертвая материя» (Плеханов), структуры, отношения производства (Бхаскар), институты или «абстрактные отношения» (Поппер), система (Валлерстайн), «ансамбль объективных условий» или разные «капиталы» (П.Бурдье), культурные регуляторы (А.П.Назаретян), комплексы (А.Богданов, Д.Лукач и др.), механизмы, способы хозяйства (Ю.М.Осипов), комбинации (Д.Старк), системы и подсистемы (Н.Луман), вынуждающие порядки (О.Генисаретский), социальные отношения (Ю.Л.Качанов), «отчуждающая сила социальных форм» (Ф.Т.Михайлов), культура (Е.Я.Режабек), даже абсолютизируемая «социальность» (Г.С.Киселев) и многие другие» (Цит. изд. т.1.с.476).

Полилогия, над созданием которой, не покладая рук, трудился А.С.Шушарин, это не просто социальная философия, а «…скорей, это «социософия» или «филосоция». Теория «обязана» быть предметной, быть критической социологией, но должна при этом стать ее новым уровнем, «слоем» или строем, т.е. «постнынешней» социологией и в этом смысле революционной метатеорией современности. В этом признаке метатеоретичности, может быть, лучше всего выражается момент шага предметного очищения и обобществления социологии, т.е. посильное изъятие ее из хаоса необъятных, десемантизированных, приватных, превратных и партикулярных «форм существования». Потому еще раз подчеркну, что генерализация суть вовсе не обобщение, а новообразующее обобществление. Разумеется, в пределах уже нового восходящего, революционного, прорывного дискурса» (Цит. изд. т.1.с.513). Вот так и никаких гвоздей! Его революционная теория, как громогласно заявил А.С.Шушарин в конце четвертой главы первого тома, станет радикально полифундаментальной! Во имя ее создания он готов преодолевать не только «узловые хитросплетения нынешней запущенной социологии» невероятной прочности, «догматически схоластической изворотливости», а также массу других препятствий, которые не идут ни в какое сравнение с тем, с чем «столетиями боролись средневековые гуманисты, протестантские теологи, материалисты, экономисты, атеисты, просветители и даже идеалисты» (Цит. изд. т.1.с.517). Завершая тему о целесообразности общих теорий, вполне обоснованно задать вопрос – а не является полилогия А.С.Шушарина именно общей теорией в области социологии, ибо, как он сам утверждал, она обладает всеми признаками метатеоретичности? Недаром он назвал полилогию радикально полифундаментальной!

Свою пятую главу А.С.Шушарин посвящает окончательной отшлифовке предпосылок создания своей полилогии, а конкретнее – борьбе с догматизмом, стоящим на его многотрудном пути.

Вершиной полидогматичности современной социологии, по его мнению, является одолевшая всех и вся экономическая наука – главный враг его революционной теории. А.С.Шушарин сетует на то, что проблемы экономики неоправданно отодвинули на задний план все остальные стороны общественной жизни: «вооруженческие, генофондные, этнические, демографические, географические, экологические, технологические, научные, культурные и т.д. и т.п.» (Цит. изд. т.1. с.524). Вот это засилие экономики и следует преодолеть, или другими словами, надо побороть основы исторического материализма, препятствующие рождению новой революционной теории современности. Следует распахнуть двери для процветания всех сторон жизни человеческого общества, освободив их от экономических пут. Экономика не должна препятствовать решению всех вышеперечисленных актуальнейших проблем современности: вооруженческих, генофондных и т.д. и т.п. «Преодоление экономического догматизма будет самой «кровавой» интеллектуальной операцией, - писал А.С.Шушарин, - это, примерно, такая же задача, как все равно убедить исповедующих одну веру, даже целую церковь, в необходимости уже совсем другой веры, церкви» (Цит. изд. т.1. с.566-567).

К.Маркс создал материалистическую философию, которая исходит из посылки, что бытие определяет сознание и что экономические интересы являются в общественной жизни примарными. А А.С.Шушарин же, наоборот, считал, что пора наконец-то осознать, что не экономика является основой воспроизводства жизни людей, а - внеэкономические отношения. Экономические отношения в общественной жизни, по его мнению, суть только «примесь» и ее роль довольно скромная. Все экономическое знание он называл не иначе, как пустышкой. Кстати, С.Шушарин крайне пренебрежительно отзывался не только об экономических, но и о родных ему социологических науках, изучающих внеэкономические отношения, которых он насчитал примерно пятьдесят (социология брака, выборов, города, кино, культуры и т. д.), называя их «совершенно непроходимой эклектической свалкой» (Цит. изд. т.1. с.653-654).

«Марксизм устарел и должен быть отброшен», - безаппеляционно заявил А.С.Шушарин. «Капитал», несомненно, оказался весьма узок, а уж современность и вовсе давно переросла его», - продолжает свою критику А.С.Шушарин на стр.532. По его мнению, следует не только устранить засилие экономической науки, но и отбросить «формационную логику», мешающую прогрессу научного познания. Вот слова самого А.С.Шушарина на этот счет: «…опять напомню, что именно теоретическое понимание современности перевыстраивает эту самую «логику истории» («теорию развития»). В частности, такая логика хорошо известна, например, как, особо затрещавшая под «культурно-цивилизационным» напором, «формационная логика», рациональный смысл которой нам предстоит, пока очень, мягко говоря, серьезно пересмотреть, избавляясь от толщи прагматизирующих наслоений. Но только это будет уже совсем не «формационная логика» (Цит. изд. т.1. с.534).

Что же предложил А.С.Шушарин взамен формационной периодизации истории? На ее место, по его мнению, должна придти иная логика, состоящая в том, что отныне следует мыслить не «способами производства», а «революционными кризисами», «возникновениями», «снятиями», «преобразованиями», «бифуркациями», «восходящими прорывами». «Эндогенная логика, - писал А.С.Шушарин, – это потенциально неконечная цепь состояний, в которых впервые складываются новые (ранее никогда не бывавшие) системные социальные кризисы и, в случае «удачи» материи (осуществления восходящего тренда), негэнтропийно, революционно преодолеваются исторические отжившие формы производства, но опять же не механистически детерминистски, а при сложении совокупности обстоятельств. В ситуации сохранения старых штампов (механистическая детерминация перемен отношений перерастающими их производительными силами) понимание сложения этих обстоятельств и означает действительную полилектику (полилогику) сгущения оснований перемен (миросистемность, полипричинность), концентрацию континуальных противоречий, всех хозяйственных, житейских, культурных, национальных, социально-политических, внутренних, экологических, военных, внешних, психологических и пр. факторов, когда возникают «слабые звенья» консервативных структур (Л.Альтюссер), «зоны политической нестабильности» (В.Л.Алтухов), «комплексная многоразмерность» (А.Грамши), внешний «вызов» (А.Тойнби), особое значение субъективного фактора (М.А.Барг) и т.д., т.е. сонм условий «исторического происшествия» (И.Пригожин), резко неравновесного, хаотизированного, возбужденного критического состояния зреющей бифуркации с восходящим трендом» (Цит. изд. т.1. с.537-538) И далее он пояснял: «Эндогенная логика, не раз буду повторять, это не последовательность квазистабильных состояний, а только последовательность или «пунктирная» цепь, по мере сложения обстоятельств, новых критических состояний и их революционных (восходящих) преодолений, а то и провалов (все тех же трендов как еще не осуществившихся). Но всегда новых, ранее никогда не бывавших» (Цит. изд. т.1. с.540).

И вот в итоге радикальной перестройки всего строя исторической логики у А.С.Шушарина появляется изобретенное им понятие, призванное заменить «формационную периодизацию», - это – «
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

Похожие:

Вторая редакция в полной версии iconОбщегосударственный классификатор республики узбекистан
...
Вторая редакция в полной версии icon1. Анкета предприятия
Методических рекомендаций по оценке эффективности инвестиционных проектов, утвержденных Министерством экономики рф, Министерством...
Вторая редакция в полной версии iconРуководство по установке внимание!
Для установки версии 29 не требуется наличие установленной более ранней версии
Вторая редакция в полной версии iconВания к опережающей геофизической основе Государственной геологической карты Российской Федерации масштаба 1: 1 000 000 третьего поколения вторая редакция Санкт-Петербург, 2010 г
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (Минприроды России)
Вторая редакция в полной версии iconАнатолий Протопопов Алексей Вязовский Инстинкты человека (вторая редакция)
Мы признательны нашим волонтёрам, принимавшим участие в оформлении и распространении книги; а наша признательность Алексею Скобелеву,...
Вторая редакция в полной версии iconРедакция по изданию библиотеки «философское наследие»
Составление и общая редакция игумена андроника (Л. С. Трубач ева), Я. В. Флоренского, М. С. Трубачевпй
Вторая редакция в полной версии iconМетодические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов (Вторая редакция, исправленная и дополненная) (утв. Минэкономики рф, Минфином РФ и Госстроем РФ от 21 июня 1999г.
Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. №51-фз // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994....
Вторая редакция в полной версии iconКурсовая работа
Естественно, что языковой барьер не должен быть преградой. В новой версии будут добавлены ссылки на ресурсы с данными о прошлогодних...
Вторая редакция в полной версии iconЮрий Богданов. Это было строго секретно для всех нас. Часть вторая Основной канвой повествования книги является жизненный и служебный путь генерал-лейтенанта
Ссср. На основании изучения значительного объема секретных архивных документов автором выдвинуты собственные версии причин “массовых...
Вторая редакция в полной версии iconРедакция-версия
Упражнения для восстановления зрения, собранные А. Б. Рошкиным. (Редакция-версия №50, июль, 2010)
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница