Вторая редакция в полной версии




НазваниеВторая редакция в полной версии
страница2/39
Дата14.11.2012
Размер5.8 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39
незнание содержания.

Причем весьма ходовое нормативное понимание былого социализма – просто удивительная по наивности штука. Дело, напомню, совсем не в названиях обществ, относившихся к социалистическим (хоть горшком называй, но в печь не сажай, в печь примитивизма), а в самом способе мышления, обнажающем себя в этих первых же шагах понимания ситуации. Когда уважаемые ученые (и именно ученые) говорят, что социализма не было (или не та модель, искажен, ужасная «мутация» и пр.), то это уже первостатейная, можно кратко сказать, рефлексивная ложь. Резко сказано? А вникнем. Упомянутые утверждения железно означают, что некий расчудесный (в любых вариантах) социализм вполне благополучно и даже несокрушимо уже существует, но только в головах этих, с позволенья сказать, ученых. Да как у них «втемяшилась в башку такая блажь, колом ее оттудова не выбьешь» (Н.А. Некрасов). Причем совершенно безразлично, откуда он там у них взялся, этот «хороший социализм» – из распрекрасных идей прошлого, из собственных грёз о совершенном обществе, из неких вполне объективных тенденций развития или даже вовсе из хрустальных идиллизаций западных форм. Бывает и такое. Все это уже абсолютно неважно – он уже слеплен «в голове» и зацементирован всем рисунком извилин…

Таковое нормативное толкование «социализма» как некоего несостоявшегося изумительного общества можно объяснить стремлением сохранить в непорочности действительно добронравные идеалы. Но именно в научном познании эти стремления оборачиваются как раз злом запрета очень сложного выяснения, что же было в реальности, или даже сплошным очернением этой былой реальности в ее сравнении с непорочными благими идеалами. Так оно чаще всего и происходит.

В общем весь приведенный букет – это мишура хаоса мимолетных ярлычков, даже если каждый означает крупицу истины. Правда, очень уж «маленькую»… Природа былого социализма очень сложна, весьма далека от «измовой» плоскости, к тому же непостижима без переосмысления всего прочего и прошлого (кстати, начиная с первобытности). Так что пока выходит, что «измовая» каша без малейших фундаментальных новообразований представляет собой поверхностную псевдонаучную свистопляску» (Цит. изд. т.1. с.74-76).

С вышесказанным я в принципе согласен и, как говориться, «из песни слов не выкинешь». В многочисленных исследованиях природы социализма, существовавшего и исчезнувшего в СССР, странах Восточной и Центральной Европы, а также имеющегося быть в Китае, во Вьетнаме и на Кубе, на самом деле царит разнобой, о чем я уже писал в своем критическом обзоре «О государственном социализме в СССР».

Я также солидарен и со следующей оценкой природы капитализма, которая принадлежит перу А.С.Шушарина: «…я не знаю ни одного сильного, даже откровенно либерального мыслителя, который бы не признавал, что главной внутренней сутью «развитых» западных систем, при всех изменениях, был и остается именно капитализм. Даже иной раз, как говорится, «социал–демократический». Пусть нынешний «развитый» капитализм уже с существенно корпоративной собственностью, с добавками «сетей», с отдельными коллективными ячейками (во внешней среде действующими все равно как частные), с более тонкой социальной политикой, с информационной «виртуальностью», «постиндустриальными» тенденциями, размытой стратификацией, хозяйственной интернетизацией, постмодернистским ароматом, наконец, главное, резко асимметрично глобализуемый и пр., но в главном не «плохой» или «хороший», а какой есть, именно капитализм, ибо доминанта капитала, частной собственности, рынка, денег, погони за прибылью и пр. остается неукоснительной. А эта доминанта, при всех изменениях и многообразиях, остается главным онтологическим признаком капитализма. В очень грубой аналогии с феодализмом, когда барщина уступила место оброку, «вульгарный» капитализм уступил место, скажем кратко, корпоративному, но в главном система осталась той же самой. Ну где вы видели, чтобы в «развитых» странах при любых изменениях торжество рыночной суеты вокруг денежек, капитала, прибыли было хоть на йоту поколеблено? Причем всюду – в крупнейшей промышленности, в малом и вовсе «уличном» бизнесе, в гигантской финансовой сфере, даже на свой манер в здравоохранении, образовании, науке, искусствах, спорте, СМИ, кинематографе и т.д.

Дурная полоса эвфемично «цивилизационного», «национал-государственного», «социал-демократического», «корпоративного», «модерного», «постмодерного», «информационного», «сетевого», «постиндустриального» и пр. исчезновения капитализма, конечно, теперь ослабляется (в науке, но не в политике, в коей про него предпочитают продолжать помалкивать). Капитализм вновь получил «право на существование». Но подчас опять уже с обратным перегибом его абсолютизации» (Цит. изд. т.1. с. 77).

Завершая тему критики А.С.Шушариным современной социологии, хотел бы заметить, что, во-первых, вряд ли корректно именовать хаосом разнообразие, множественность форм и направлений общественного сознания, а, во-вторых, что в процессе познания происходит диалектический процесс развития, сопровождающийся отрицанием отрицания, качественными переходами от простейших форм к все более сложным, что означает постепенное приближение к абсолютной истине.

В заключение «Введения» хотел бы также отметить часто встречающуюся у А.С.Шушарина противоречивость его утверждений и оценок. Наряду с абсолютно верными выводами в его труде нередко встречаются явно противоположные по смыслу, а также ошибочные утверждения, с чем мы в дальнейшем будем неоднократно сталкиваться.


1. Исходная гипотеза, или постановка вопроса

«Мы точно знаем, что сказано, но затрудняемся понять, о чем именно идет речь».

А.Лейенхувуд

«…буду писать, как понимаю, даже если никто из современников не поймет».

А.Шушарин

В первой главе А.С.Шушарин сформулировал контуры и самые существенные черты своей исходной гипотезы. Он писал, что «речь пойдет о социально-исторической, или революционно-социологической, или генерализующей, или «парадоксально-катастрофической», или новой мировоззренческой, или исходно-идеологической и т.д., рожденной «донаучным аналитическим актом» научной гипотезе. А чуть точнее – о комплексном гипотетическом и топологическом блоке, далее все более детализируемом и наращиваемом вплоть до<…>целостного логико-семантического паттерна уже нового социологического языка (сперва, конечно, как текста) во всем его предположительно, как говорится, необходимом и достаточном для дальнейшего научного «расширенного воспроизводства» объеме в неизбежно корректирующей идейной борьбе и в уже тоже обновляемом хаосе «среды» (Цит. изд. т.1. с.115).

Отметим основные черты гипотезы А.С.Шушарина, используя его же формулировки.

Во-первых, он подчеркнул, что « под глобалистикой здесь понимается когнитивное поле, в котором тематизируются именно всемирные, глобальные, планетарные явления, структуры, процессы, прогнозы, проблемы, угрозы. Иначе говоря, это область, где мысль бьется именно во всемирном, глобальном объекте постижения» (Цит. изд. т.1. с.94-95).

Во-вторых, он отметил, что «…только отношения и их возможные зреющие перемены обуславливают всю, в том числе и глобальную, проблематику современного мира» (Цит. изд. т.1. с.99). К этому важному пункту мы еще ниже вернемся.

В-третьих, он исходил из того, что «…человечество впервые вышло на уровень, когда в социальном познании научная, рациональная (в самом высоком смысле) аргументация ищется не вослед стихии уже экзистенционально заявившей о себе новой преобразующей (революционной) практики, а опережает ее» (Цит. изд. т.1. с. 102). Более того, он утверждал, ссылаясь на А.Ф. Зотова, что «…дилемма в чистом виде, «быть или не быть»; человечеству не выжить (уже не выжить!) без науки, без научного образования, без рационалистически ориентированного мировоззрения, которое питает философская культура» («Трансформация в современной цивилизации… »// ВФ, 2000, № 1, с. 20).

Правда, в этом пункте А.С.Шушарин противоречит сам себе, признавая за существующей гуманитарной наукой все-таки некоторые достижения. Однако далее он дезавуирует это свое утверждение, высказывая взаимоисключающие суждения о социологии, в том числе и марксистской. А в пятом томе он вообще уже писал об отставании социологии от процессов исторического развития. Короче, у А.С.Шушарина семь пятниц на неделе.

В-четвертых, несмотря на дифирамбы в адрес К.Маркса, А.С. Шушарин однозначно утверждает, что марксова теория «…уже не адекватна совершенно новой, даже во многом и капиталистической, но уже глобальной и еще непомерно более сложной реальности<…>теория современного мира в его критическом состоянии просто обязана по своей архитектуре, семантике и пр., так сказать, на порядок превзойти теорию Маркса. Но коли так, то и нынешняя глобалистика, несмотря на философские наработки и огромные эмпирические накопления, именно в теоретическом отношении сейчас безоговорочно находится в нулевом состоянии. Но какой «глобалист» в этом признается?» (Цит. изд. т.1. с.106). И еще одна очень важная цитата, характеризующая отношение А.С.Шушарина к марксизму: «Вообще к Марксу мы будем обращаться во всем нашем эскизе постоянно. По целому ряду причин. Во-первых, его теоретический прорыв («Капитал») как раз и именно в основаниях социологии был и остается беспрецедентным и непревзойденным. Во-вторых, с той, уже далекой поры, социология продвинулась «по всем фронтам», но как раз в основаниях по всем тем же «фронтам» стала невероятно запущенной. В-третьих, по меркам нынешних проблем теория Маркса оказалась уже крайне узкой, но по ключевой теоретической стратегии остается непререкаемой. Наконец, в-четвертых, в отличие от «Капитала» весь марксизм, затем и «марксизм-ленинизм», были столь мощными и комплексными идейными конгломератами, что очень многое здесь предстоит тщательно пересматривать, вкупе с обязательной защитой всего достойного от столь же конгломеративного антимарксизма. К тому же с учетом многих отдельных уже немарксистских наработок» (Цит. изд. т.1. с.116).

Далее А.С. Шушарин в отдельном параграфе разбирает проблему «ограниченности» теории К.Маркса. Вот что он писал: «Во-первых, Маркс рассмотрел только доминирующие формы (капиталистические) и только гомогенных (экономических) отношений, полностью опустив махины всех ранее снятых структур, отношений, процессов, образующих «самый толстый слой» (Ф.Бродель) или «докапиталистические подпорки» (Й.Шумпетер) производства и воспроизводства действительной жизни, к тому же сам «многослойный» (не говоря о тоже теоретически опущенной многоукладности, и вообще более сложных «социальных конструкциях). Ведь даже феодализма Маркс теоретически не затрагивал, а ведь именно его капитализм преодолевал, т.е. уничтожал его как историческую форму, но отнюдь не ликвидировал, а превосходил его производственную доминанту, и поныне неизвестную, но уже не в доминирующем, а в снятом виде вполне реальную во всех современных системах производства. То же относится и к ранее пройденным. На этот счет В.П.Макаренко точно замечает, что Маркс (и Вебер) не обратили «внимание на способы воспроизводства старого в новом или рассматривали эту проблему как второстепенную». Образно говоря, Маркс безупречно рассмотрел только капиталистический «слой» или «этаж» (условно скажем, четвертый) и тренд к следующему этажу в абстрактно отдельном социальном здании, но опустив другие «этажи», как и все менее высокие здания (не говоря об «архитектурных», культурных многообразиях).

Во-вторых, Маркс даже не затрагивал адаптивных и вообще других (нереволюционных) трендов развития капитализма<…>Хотя это весьма сложный вопрос, ибо упомянутый «резерв» оказался не только эндогенным, но и обусловленным строением неоколониализма или, по И.Валлерстайну, «мировой капиталистической системы» (МКС). Резко говоря, к примеру, в «социал-демократической» Швеции дела обстоят относительно благополучно далеко не только благодаря усилиям шведов, но и потому, что, скажем, в Конго дела обстоят крайне неблагополучно, несмотря на любые усилия конголезцев, ибо и Швеция, и Конго находятся на разных позициях в одной резко асимметричной мировой системе, которая к тому же, за исключением редких отдельных идей, теоретически (но именно теоретически, а не «драматургически») непрозрачна для всей современной социологии. Тем не менее, действительно Маркс ограничился только одним, революционным трендом, где он, как говорится, вне зависимости от воли и сознания людей, хотя и с существенной «ролью личности в истории», «сам пойдет». Так и «пошло», хоть и в нежданных ареалах, но уже на «пятый этаж» и почти на трети планеты. А что дальше – Маркс уже совершенно нипричём.

Потому же на самом деле в любой накатывающейся социальной бифуркации противоборствующих трендов всегда много. Так, например, уже во времена Маркса «работал» Ж. Гобино, да и вообще во второй половине того столетия нарастали расистские движения и воззрения. Более того, этот «расистский тренд», как предсказание почти по всей Европе (а в схожем содержании и в Японии), тоже подтвердился. И, кстати, заметим во вполне современном контексте возможных вероятий, что основные акторы расистского разворота были народы по тем временам именно достаточно «развитых» капиталистических стран (Италия, Германия, Япония). Но вот революционным этот ход капитализма никак не назовешь. Как и тоже совсем не рассмотренные Марксом эволюционные (нереволюционные) тренды развития капитализма. Между прочим, и в наши времена, к примеру, С.Хантингтон (с «битвой цивилизаций») тоже является выразителем, увы, одного из вполне реальных трендов. Но опять же его выявление, мягко говоря, слишком простовато, в сравнении с созданием «Капитала» (с революционным трендом).

В-третьих, теоретически не рассматривал Маркс и уже упоминавшихся экзогенных (межобщественных, известных как международные) отношений. Откуда затем в «марксизме», опять напомню, произошло превращение выуженных в его черновиках мыслей об этих отношениях в ложную догму их «вторичности», «производности», «перенесенности». А уж современных экзогенных структур и трендов по тем временам вообще еще не существовало.

Есть и ряд других областей социального бытия, Марксом в теории опущенных: все докапиталистические системы, их же снятые формы, религии, до сих пор теоретически непознанные «национальные субстанции», институциональные формы и др. Наконец, глубочайшей проблемой является фактор артефактности «Капитала», т.е. как, на каких «флангах», в какой мере он оказал влияние на ход самого дальнейшего исторического развития. Но в свете именно материалистического понимания истории эта проблема, повторюсь, совсем не так проста, как кажется.

Возникает вопрос, можно ли упомянутые опущения Марксом (особо всех неэкономических «слоев», более сложных социальных образований, нереволюционных трендов эволюции капитализма, экзогенных, тем более современных, структур) назвать ошибками. Да, если уж очень хочется, конечно, можно. Но вот только примерно в том же смысле, в каком, скажем, И. Ньютон опустил в своей теории электромагнитные, сильные, слабые взаимодействия, «элементарные частицы», теорию атомного ядра, релятивистские представления, квантово-волновой «дуализм», «красное смещение», «расширяющуюся вселенную», теперь и «раздувающуюся вселенную», «темную материю» и т.д. Сплошные «ошибки». Ату его! Да и, наконец, правильно ли называть многие перечисленные опущения Маркса ошибками, коли все эти опущения в теоретическом плане точно так же остаются в нынешней социологии и спустя, считай, полтораста лет? Но тогда причем здесь Маркс вообще? Так сказать, за полтораста лет опущенное никто не восполнил, а «виноват» Маркс. Совсем другое – возможные ошибки в самой теории («Капитал»). Но это настолько сложный вопрос, что его мы затронем много ниже.

Пока же главное (в смысле гипотезы и в части последующей идейной конструкции «идеального типа» тогдашнего «вульгарного» капитализма), что Маркс однозначно обозначил область «ученого незнания», или когнитивную сферу генерализации, – исходный пункт понимания идейной ситуации. Даже в подзаголовке названия книги! Критика тогдашней политической экономии. Вот это и была основная тогдашняя область «ученого незнания». Весьма обширная, заметим. К тому же и «критику» не стоит понимать упрощенно. В частности, предшествующий трем первым томам, четвертый том был действительно предварительным опорно-критическим анализом («Теории прибавочной стоимости»), но сами первые три тома были уже не буквально критическим материалом, а революционной теорией, лишь тем самым и критичной по отношению к тогдашней политэкономии» (Цит. изд. т.1. с.120-121).

Что касается первого критического замечания, то А.С.Шушарин, видимо, просто пренебрег публикацией «К.Маркс. Экономические рукописи 1857-1861 гг. М.: Издательство политической литературы. Часть I. 1980. Раздел «Формы, предшествующие капиталистическому производству»). А.С.Шушарин здесь воспроизводит несостоятельные аргументы противников формационной концепции периодизации истории человеческого общества, разобранные мною детально в параграфе 2..2. монографии «К общей теории политической экономии». В отношении второго и третьего замечаний в адрес марксизма замечу лишь, что К.Маркс был ученым, а не пророком и ясновидцем. Он не мог и не должен был предвидеть в середине девятнадцатого века все конкретные события, тренды, явления последующих веков. Достаточно того, что он создал философию исторического материализма, которая позволяет осуществлять научное познание действительности во всем ее многообразии, что наглядно продемонстрировали работы таких марксистов, как В.Ленин, Роза Люксембург и т.д.

В-пятых, создавая свою гипотезу, А.С.Шушарин волей-неволей, исходя из глобалистского подхода, должен был определиться с понятием «мироустройство». По этому поводу он писал следующее: «Под мироустройством, в отличие от относительно (а то и бурно) переменчивых политических порядков, всего миропорядка или госстроения, даже странового (от слова «страна») строения социума, понимается некая, пока неведомая, сложнейшая, гетерархическая (полиархическая), система структур (отношений) «производства и воспроизводства действительной жизни». Своего рода «система систем» производства всего современного социума, собственно и лежащая в основе изменчивых политических порядков, миропорядка, госстроения мира. Но это, пожалуй, тривиально. Разве что с четкой, насколько это возможно метафорически, однозначностью. Кратко говоря, чтоб не плодить лишних слов, основной «онтологический» объект познания – мироустройство современного социума. И все тут» (Цит. изд. т.1. с.124). Кстати, в этой формулировке он использовал марксистский методологический прием, когда писал о «производстве и воспроизводстве действительной жизни». Недаром эти слова он взял в кавычки, ибо они принадлежат К.Марксу. Характеризуя основные черты мироустройства, А.С.Шушарин совершенно справедливо заметил, что «…человечества как общества в принципе еще нет. И если оно не сложится, человечество не выживет. Верно и обратное: человечество выживет, только если оно сложится именно как общество» (Цит. изд. т.1. с.127). И далее он писал: «Но если коммунистический «проект» такого мирового общества безоговорочно провалился (оставаясь лишь в ушедших в затухающие маргиналии утопиях), то западный «вариант», как это уже всем, кроме самых упорных, ясно, тем более вообще катастрофичен. Вот такая катавасия набегает вокруг «основного вопроса» социологии «как возможно общество» ( Цит. изд. т.1. с.128).

Конечно, под «коммунистическим проектом» можно понимать все, что заблагорассудится, однако спрашивается, не поспешил ли А.С.Шушарин похоронить коммунизм в интерпретации К.Маркса, а именно, как общественную формацию, неизбежно следующую за капитализмом. Напомню логику К.Маркса, который, как настоящий ученый, не занимался пророчествами и гаданиями на кофейной гуще, а исследуя природу капиталистического способа производства, пришел к выводу, что развитие производительных сил рано или поздно разорвет оковы, препятствующие прогрессу. С крахом капиталистической системы воспроизводства завершится и предыстория человечества, а силы, господствовавшие до сих пор над людьми, поступят наконец-то под их контроль.

В-шестых, А.С.Шушарин включил в состав своей гипотезы и следующее важное положение: «…это зреющее бифуркационное, т.е. гипостазируемое как еще предбифуркационное, состояние помимо статики включает в себя же множество противоборствующих, а потому разновариантных и разновероятностных, возможных траекторий, т.е. уже реальных трендов в их широком наборе от катастрофических до спасительных, восходящих» (Цит. изд. т.1. с.129).

В-седьмых, А.С.Шушарин на стр.138 отмечает, что его гипотеза материалистична и неодиалектична, революционна. Гипотеза «…уже категорически отмежевывает подход от всех эволюционистских или метафизических (в «старом» значении не диалектичной рационалистичности) версий, тем паче от простоватости здравого смысла.

Тем не менее, и в простой форме гипотезы вполне можно повторить известную мысль легкого на руку Ф. Энгельса, что «Для диалектической философии нет ничего раз навсегда установленного<..>кроме бесконечного восхождения от низшего к высшему» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 276.).

Подводя итог содержанию первой главы, названной «Обозначение перемен», А.С.Шушарин писал: «Ведь, по сути, мы без всяких стеснений перефразировали смысл известного постановочно ключевого предложения из первого предисловия Маркса к «Капиталу»: целью является открыть «закон движения современного общества», разве что «закон» более сложный, бифуркационный, и, главное, уже совсем не «общества», а всего социума с общими «инфернальными» мироосновами, но и с массой самых разных «обществ», увязанных в одну «мировую систему» (МС), каковая как еще сообщество и находится в «муках родов» уже мирового общества. Но вот ниже мы увидим, что как раз следующая детализация гипотезы и образует пока буквально «топологическую драму» всей нынешней социологии, а заодно и философии» (Цит. изд. т.1. с.175-176).

Перед тем, как перейти к анализу второй главы, следует остановиться еще на вопросе о применении А.С.Шушариным понятия «отношения». На стр. 99 А.С.Шушарин отмечает, что «…во всем этом огромном и, даже можно сказать, эмпирически замечательном, массиве «глобальных представлений» (подходы, угрозы, «просветы», даже всевозможные расчеты, параметры, нормативы, прогнозы и пр.) многие авторы еще не отдают себе отчета в том, чтό такое именно социальная теория, в основе своей имеющая дело с
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39

Похожие:

Вторая редакция в полной версии iconОбщегосударственный классификатор республики узбекистан
...
Вторая редакция в полной версии icon1. Анкета предприятия
Методических рекомендаций по оценке эффективности инвестиционных проектов, утвержденных Министерством экономики рф, Министерством...
Вторая редакция в полной версии iconРуководство по установке внимание!
Для установки версии 29 не требуется наличие установленной более ранней версии
Вторая редакция в полной версии iconВания к опережающей геофизической основе Государственной геологической карты Российской Федерации масштаба 1: 1 000 000 третьего поколения вторая редакция Санкт-Петербург, 2010 г
Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации (Минприроды России)
Вторая редакция в полной версии iconАнатолий Протопопов Алексей Вязовский Инстинкты человека (вторая редакция)
Мы признательны нашим волонтёрам, принимавшим участие в оформлении и распространении книги; а наша признательность Алексею Скобелеву,...
Вторая редакция в полной версии iconРедакция по изданию библиотеки «философское наследие»
Составление и общая редакция игумена андроника (Л. С. Трубач ева), Я. В. Флоренского, М. С. Трубачевпй
Вторая редакция в полной версии iconМетодические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов (Вторая редакция, исправленная и дополненная) (утв. Минэкономики рф, Минфином РФ и Госстроем РФ от 21 июня 1999г.
Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. №51-фз // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994....
Вторая редакция в полной версии iconКурсовая работа
Естественно, что языковой барьер не должен быть преградой. В новой версии будут добавлены ссылки на ресурсы с данными о прошлогодних...
Вторая редакция в полной версии iconЮрий Богданов. Это было строго секретно для всех нас. Часть вторая Основной канвой повествования книги является жизненный и служебный путь генерал-лейтенанта
Ссср. На основании изучения значительного объема секретных архивных документов автором выдвинуты собственные версии причин “массовых...
Вторая редакция в полной версии iconРедакция-версия
Упражнения для восстановления зрения, собранные А. Б. Рошкиным. (Редакция-версия №50, июль, 2010)
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница