Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008




НазваниеЭкология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008
страница7/34
Дата11.11.2012
Размер4.76 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34

Эколого-культурный туризм



На фоне развития глобальных экологических проблем в общественном сознании появилось и стало укрепляться понимание того, что экологическое мировоззрение представляет собой необходимый и важнейший компонент культуры. Приходится, однако, признать, что, несмотря на значительные усилия многих ученых, политиков, общественных организаций, средств массовой информации — несмотря на все эти усилия, следование экологическому императиву не является нормой поведения для большинства землян.

Между тем, экологически осмысленное поведение должно стать естественной, как бы инстинктивной нормой для каждого человека — слесаря, клерка, шофера, повара, музыканта, медсестры, менеджера фирмы, огородника, тракториста, промышленника. Причем в достаточно сжатые сроки. Иначе наше общее будущее по-прежнему будут определять вульгарно понимаемая экономическая выгода и соответствующие ей недружественные биосфере технологии с их неизбежными последствиями — экологическими кризисами и катастрофами.

Очевидно, рефлекторно реализуемое экологическое поведение у большинства наших современников не сможет возникнуть только лишь благодаря «книжному» знанию, благодаря школьному или даже университетскому, но умозрительному обучению. Ведь экологический императив станет действенным только при условии, что каждый живущий на Земле человек обретет три необходимых и достаточных элемента экологической культуры:

  1. понять экологические нормы, основанные на законах природы и социума,

  2. принять их мировоззренчески и

  3. поступить адекватно.


Как же сформировать современную культуру, органично включающую в себя и личные, и общественные экологические нормы? Как совместить эти три установки — понять, принять и поступить?

В ранних традиционных обществах экологическая естественность поведения, очевидно, основывалась не столько на глубоком понимании природных и общественных закономерностей, сколько на опыте многих поколений. Вместе с тем, экологически очень действенное и органичное слияние и духа, и природы в эллинской культуре — это слияние уже вполне мировоззренческое. Но как вырастало, как формировалось мировоззрение эллинов мы, к сожалению, знаем недостаточно. Вероятно, огромную роль сыграло расширение эллинского мира и взаимообогащение включенных в него различных обществ, культур и традиций.

В индустриальном обществе экологичность поведения людей оказалось в значительной мере утраченной — возобладали иллюзии о безграничном могуществе человека, о человеке — царе природы. Вспомним хотя бы знаменитый лозунг, особенно популярный в пятидесятые годы: «Мы не можем ждать милостей от природы! Взять их у нее — наша задача». Другой известнейший лозунг можно было еще недавно увидеть невдалеке от Краснодара: «Течет вода Кубань-реки куда велят большевики».

Впрочем, иллюзиям о могуществе человека были подвержены и мыслители эпохи Возрождения, и даже столь склонный к натурфилософии Гете, страстно призывавший к покорению природы в последней главе «Фауста».

Восстановить экологическую органичность культуры в постиндустриальном обществе, но уже через осознание как законов природы и общества, так и экологической этики — жизненно важная задача. Ее решению, безусловно, должно помочь обращение к сохранившимся экологически ценным традициям и живое соприкосновение с этими традициями. Обеспечить такое соприкосновение может и должно органичное соединение экологически и культурно ориентированных сюжетов в программах «эколого-культурных» туров.

Тематика, программы, концепции эколого-культурных туров, безусловно, должны включать широкий спектр сюжетов, осуществление которых сопряжено с решением множества сложных и интересных задач. Это не собственно узкие технологические задачи построения эколого-туристских программ, но именно те задачи, от решения которых зависит успешное развитие эколого-культурного туризма и решению которых он должен способствовать, подобно тому, как экотуризм должен способствовать решению природоохранных и социально-экономических задач.


Четыре основные группы задач.


1. Описание основных эколого-культурные концепций, их истории и их значения в современном контексте, в том числе:

  • экологической культуры древних и современных традиционных обществ;

  • концепции устойчивого развития постиндустриального общества и «глобальной деревни».

2. Систематизация основных экологических компонентов традиционной и современной культуры, а именно:

  • экологически устойчивых традиционных форм и элементов природопользования в различных природных и исторических условиях;

  • проявлений экологического императива в обрядах, верованиях, фольклоре и иной художественной деятельности народов;

  • современных экологической этики, политики, образования, технологии.

3. Выявление и анализ эколого-культурного наследия и современной экологической культуры российских регионов:

  • этнических и социальных групп — носителей традиционной экологической культуры, их трудовой и иной деятельности;

  • территорий традиционного природопользования, их состояния и статуса;

  • памятников экологической культуры (объектов природы, коллекций и др.);

  • существующих эколого-культурных организаций и программ;

  • экологических воззрений и поведения граждан в городах и в сельской местности.

4. Развитие методов описания и оценки эколого-культурного наследия/потенциала и современных форм экологической культуры:

  • методов историко-этнологического анализа;

  • методов эколого-социологических исследований;

  • методов инвентаризации, паспортизации, разработки баз данных.


С учетом сказанного можно следующим образом охарактеризовать основные принципы организации эколого-культурных туров и программ. Такие туры (программы) должны:

  • быть ориентированными на использование различных форм и типов природопользования в качестве основного туристского ресурса (объекта);

  • показывать взаимные адаптации социума, хозяйства и природы, особенно, в контексте концепций культурного ландшафта;

  • демонстрировать проявления прошлых, настоящих и возможных в будущем природных и социально-экономических проблем природопользования;

  • указывать пути решения или смягчения хотя бы некоторых из этих проблем;

  • строиться таким образом, чтобы туристские программы (туры) служили как минимум поддерживающим, а в некоторых случаях и системообразующим компонентом культурного ландшафта;

  • соответствовать основным общим принципам экотуризма.


По Серпуховской дороге. Модельный пример


На землях к югу от Москвы, издавна осваивавшихся, сохранились и соседствуют памятники и фрагменты культурных ландшафтов разных эпох и разных форм природопользования — монастыри и монастырские угодья, засечные дубравы, дворянские усадьбы, мемориальные и художественные музеи, наконец, центры промышленной урбанизации последних десятилетий и современные «наукограды». Здесь же расположены особо охраняемые природные территории, в их числе единственный в Подмосковье биосферный заповедник.

Вовлекая в эколого-культурный тур все типы этих ресурсов, можно выстроить целостную программу.

Усадьба «Остафьево» — Русский Парнас. Регулярный и пейзажный парки, проблемы сохранения и реконструкции мемориальных парков (лесоводческо-экологические, историко-культурные). Классическая русская усадьба и ландшафт: преобразование или взаимная адаптация?

Подольск-Дубровицы. Церковь Вознесения — выдающийся памятник русского барокко, разрушающийся кислотными дождями. Экологические проблемы сохранения архитектурных памятников. Качество среды обитания и жизни в Подольске. Где выход?

Мелихово. Имение А.П.Чехова. Дачная жизнь как форма русской культуры. «Вишневый сад» и социальная роль Чехова в Мелихове. Экологические интуиции в «Лешем» и «Дяде Ване».

Святой источник в селе Талеж. «Новые русские» в Подмосковье — безвкусные коттеджи с башенками, захват продуктивных сельскохозяйственных земель и прибрежных природоохранных зон, но также ниша для нового бизнеса и благотворительность в меру ее понимания.

Приокско-Террасный государственный биосферный заповедник. «Степные долы» и зубровый питомник. Проблемы особо охраняемых природных территорий в окрестностях мегаполисов — что, от кого и зачем охранять? Биосферные резерваты и экотуризм. Биосфера и глобальные проблемы современного человечества.

Серпухов. Столица небольшого княжества, культурный русский город, а ныне центр военно-промышленного комплекса — каковы перспективы развития? Что выгоднее — туризм или военная промышленность? Как они сочетаются?

Пущино — академический научный центр — город биологов и студентов. История места, города и российской науки. Николай Вавилов и Лысенко.

Поместье А.Т.Болотова «Дворяниново». Принципы русской агрономической и лесоводческой школ. Каким быть сельскому хозяйству центральных районов России — индустриальным, с монокультурами на огромных полях и комплексами на тысячи голов скота? Малотоварным, с «лоскутными» полями и хуторами?

Поленово — усадьба художника. Правда природы и правда искусства. Ограниченность научного постижения природы. Благоговение перед жизнью А.Швейцера. Экологическая этика.

Программу этого тура формируют сквозные сюжеты: историческая смена функций местности в окрестностях больших городов, специфика социально-экономического развития Подмосковья и его экологические проблемы, экология и экономика, роль науки, экологическое мировоззрение как неотъемлемый компонент культуры.


Костромская область


В рекламируемых туристских программах Костромы, областных городов и районов области присутствуют преимущественно два вида ресурсов. Это памятники архитектуры и истории и художественные музеи с одной стороны и отдельные привлекательные природные объекты с другой.

На сайте Федерального агентства по туризму России, в соответствии уже распространившейся модой, в разделе о Костромской области специально упоминается и экотуризм (http://www.russiatourism.ru/section_2/461.smx):

«В последнее время растет значение экологического туризма. На территории области насчитывается 636 особо охраняемых территорий. Из них федерального значения: уникальная лосиная ферма «Сумароково», Кологривский реликтовый лес, Государственный мемориальный и природный музей — заповедник «Щелыково». Уникальные памятники природы регионального значения: Чухломское и Галичское озера, шарьинская исполинская осина, солигаличский можжевельник и др. (всего более 90). Среди изюминок Костромской области любители экологического туризма называют заповедник «Кологривский лес», главная ценность которого — первозданный еловый лес, никогда не подвергавшийся лесным пожарам и антропогенному воздействию. Многие деревья имеют возраст до 400 лет, достигая высоты 50 м. Здесь произрастают сотни видов редких растений и животных. Можно встретить норку, лося, медведя, куницу, рысь, горностая и других зверей. Одним из наиболее любимых и посещаемых туристами уголков Костромской области остается Государственный Сумароковский лосиный заказник — единственная в России лосеферма, расположенная на территории Красносельского района. Здесь можно не только покормить и погладить лесных красавцев, но и попробовать уникальный продукт дикой природы — лосиное молоко. Все более популярным становится «Праздник Гуся» в старинном провинциальном городке Кологриве, в окрестности которого, в пойму реки Унжа, в начале мая слетаются тысячи диких птиц. В усадьбе Следово (памятник истории, природы и культуры) действует летний экологический лагерь, в котором каждый год отдыхают и занимаются дети из школ города и области. В последние годы на территории усадьбы проводятся мероприятия экологической направленности: «Праздник русской березы» и театрализованное представление «Вальс цветов». Все большую популярность приобретают экологические (деревенские) туры, в рамках которых для туристов организовано проживание в настоящей русской избе, общение с колоритными фольклорными персонажами, знакомство со славянскими обычаями, в том числе обрядами почитания Ярилы, очищения огнем и родниковой водой, заговорами на здоровье и т.п. При этом отдыхающие могут наслаждаться чистым, лесным воздухом, первозданной тишиной, собирать грибы и ягоды».

В какой мере эти ресурсы области осваиваются? Судить об этом по областным рекламным материалам трудно. Как кажется, конкретных полноценных экотуров, предлагаемых областными туроперторами, почти нет. Каков потенциал области на российском фоне, в чем ее специфика?

Обратимся к упоминавшейся выше работе А.В. Дроздова и Л.П. Басанец. В ней все многообразие потенциала российских регионов описывается 6-ю основными типами, два из них подразделяются на подтипы. Ниже представлены средние оценки блоков потенциала в группах (типах и подтипах) регионов.


Структура потенциала по типам регионов




Оценка

Тип


Средняя оценка

природного блока




Средняя оценка

социально-экономического блока



Средняя оценка

блока инфраструктуры




А



2,40



1,80



1,00



Б1



3,00



1,00



1,14



Б2



4,24



1,47



1,24



В



2,20



3,80



1,20



Д



4,25



3,75



1,50



И1


3,00

3,00

1,00


И2



3,21



3,43



2,00



И3



3,06



3,44



3,11



К



3,00



5,00



5,00




Тип А. Регионы этого типа характеризуются низкими оценками по всем трем блокам экотуристского потенциала.

Тип Б. Этот тип характеризуется высокими оценками показателей природного блока и низкими оценками второго и третьего блоков.

Тип В. Структура показателей регионов этого типа характеризуется низкими оценками природного блока и блока экотуристской инфраструктуры и относительно благополучной социально-экономической ситуацией.

Тип Д. Для этого типа характерны хорошие природные предпосылки развития экотуризма и благополучная социально-экономическая ситуация, но низкий уровень развития экотуристской инфраструктуры.

Тип И. Данный тип характеризуется средними оценками по всем блокам экотуристского потенциала.

Тип К. Структура показателей Московской области существенно отличается от структуры показателей вышеперечисленных типов. Она включает среднюю оценку природного блока и максимальные оценки социально-экономического и блока эколого-туристской инфраструктуры. В связи с этим она была выделена в отдельный тип.


Смежные регионы, схожие по структуре потенциала, были объединены в эколого-туристские районы. На всей территории страны выделилось 30 таких районов (Рис. 3).





Высокая гомогенность структуры потенциала, обширность и простота конфигурации районов, выделенных на сибирских и дальневосточных территориях, связаны с повсеместно одинаково неудовлетворительными характеристиками их социально-экономического блока и весьма низким уровнем развития эколого-туристской инфраструктуры.

Мозаичность европейской части страны (большое количество эколого-туристских районов со сложной конфигурацией и относительно малой площадью) связана с тем, что, несмотря на относительно однородные природные условия, европейские регионы более разнообразны с точки зрения социально-экономических условий и уровня развития инфраструктуры. Так, районы типа В и Д, то есть характеризующиеся относительно высокими величинами социально-экономических показателей, встречаются только здесь. С этим связано и большее разнообразие возможных и уже реализуемых в настоящее время на европейской территории страны форм и видов экологического туризма.

Характеристики эколого-туристского потенциала сопоставлены с реальным предложением экологических туров в те или иные регионы страны. Сведения об этих предложениях были получены из сети Интернет — их источником служили сайты туристских фирм и региональных администраций.


Экотуры, предлагаемые в сети Интернет, количество

(моментальный срез 2005 года)


Направление

Количество туров


Алтайское

16

Арктическое

9

Байкальское

40

Волго-Уральское

20

Дальне-Восточное

22

Камчатское

5

Кавказское

6

Северо-Европейское

35

Центрально-Европейское

17


В соответствии с потенциалом, для северных, сибирских, дальневосточных и кавказских районов типичным является предложение классических экотуров. Это продолжительные туры по охраняемым территориям с набором характерных занятий: наблюдением за животными и птицами, лекциями ученых.

Для европейских районов в соответствии с их потенциалом более характерно предложение эколого-культурного, сельского туризма. Туры здесь отличаются меньшей продолжительностью и сочетают природоведческие и культурные экскурсии. При этом на общероссийском фоне европейский Север выделяется своей популярностью, уступая лишь Байкальскому направлению.

На фоне России Костромская область в целом попадает в структурный тип «Д», характеризующийся хорошими природными условиями и более или менее приемлемой социально-экономической обстановкой. По трем основным блокам эколого-туристского потенциала оценки области имеет следующие значения:

  • природный блок — 4 балла,

  • социально-экономический — 3 балла,

  • инфраструктурный — 1 балл.


Предпосылки развития экотуризма от района к району области весьма различны. Поэтому в Костромской области можно выстраивать эколого-туристские программы различных типов.

Некоторые из них уже формируются. Так в окрестностях города Кологрив действительно регулярно действует популярная программа наблюдения за дикими гусями, которые тысячами собираются на пойме реки Унжи во время пролета. Турфирма «Турсервис» действительно предлагает экскурсию на лосиную ферму. Но вот давно обещанная властями эколого-туристская деревня на берегу Галичского озера так и не построена.

Упомянутый на сайте Федерального агентства по туризму сельский туризм в Костромской области пока представляет собой довольно далекое от него явление, хотя в купленных горожанами старых деревенских домах действительно летом живут приезжие (по большей части москвичи). Вероятно, настоящий сельский туризм или агротуризм, как его принято называть в странах Европы, получит здесь свое развитие не в самое ближайшее время. Дело в том, что крестьянская жизнь области угасает, а ее полноценное развитие это одно их определяющих условий организации агротуризма.


Перспективным экологически ориентированным направлением развития туризма области представляются эколого-культурные туры. Можно предложить, например, такую специальную программу, пока условно назвав ее «Долиной Унжи».

Не так давно по реке ходили пароходы и сплавлялись специальные баржи «Унжаны». Сейчас река перестала быть судоходной. Но она по-прежнему является связующей осью для расположенных на ее высоких правых берегах тихих северных русских деревень, усадеб и монастырей. Большинство из них теперь в запустении. Но река могла бы привлечь туристов, а туристы хотя бы отчасти оживить деревни. И способствовать более интенсивному развитию туризма в двух городах — в Кологриве, который может быть отправной точкой тура, и в Макарьеве, где тур может заканчиваться.

Предлагаемая программа должна и может сочетать историко-культурные и сугубо природоведческие мотивы. Низкое левобережье Унжи и ее междуречье с Ветлугой это изумительные ландшафты заливных лугов, сосновых боров на песчаных грядах, озер, болот и небольших речек. Природа этих мест своей привлекательностью не уступает Мещерскому краю, прославленному Константином Паустовским.

Сплавляться по Унже можно не только на байдарках, но на оригинальных плотах — «соймах». Существуют макеты таких плотов и их подробные описания (рис.4). Строить плоты под руководством мастера могут даже и сами туристы. Это интересное и поучительное ремесло. А плот с небольшой хижиной на нем для неспешного путешествия по Унже гораздо удобнее байдарки.





Разумеется, здесь представлен только замысел тура. Эту программу и ей подобные эколого-культурные программы нужно еще специально готовить. Пока же можно лишь повторить основной тезис — сейчас из всех возможных форм экотуризма именно такие программы, очевидно, более других соответствуют потенциалу Костромской области


Мантуровский район и Угорское сельское поселение


Один из общих принципов экологического туризма — включенность в планы регионального развития. Как для области, так и для ее районов такие новые планы, непосредственно привязанные к конкретным территориям, еще только разрабатываются. Вероятно, в ближайшие два-три года они будут готовы. Не будем предрешать эти планы и оценивать их реалистичность, но не исключено, что они традиционно окажутся ориентированными в первую очередь на промышленное, лесохозяйственное и сельскохозяйственное развитие, на инфраструктурные программы и социальную сферу и только отчасти на туризм и в последнюю очередь на природоохранные задачи. Попытаемся, тем не менее, в основных чертах представить себе разумные направления туристского и собственно эколого-туристского развития Мантуровского района и входящего в него Угорского сельского поселения, опираясь на доступные сведения об имеющихся ресурсах и учитывая общие тенденции эволюции туризма.

Району свойствен линейный тип освоения территории (Нефедова, 2006) вдоль двух почти совмещенных осей — реки Унжи и федерального шоссе, идущего по ее правому берегу. Здесь сосредоточены поселения и сельскохозяйственные угодья. Железная дорога, пересекающая район по широте, осью комплексного освоения территории практически не служит, хотя из Костромы и из Москвы туристам добираться в Мантурово удобно именно поездом. Привязаны к железной дороге в основном местные лесохозяйственные предприятия. Основную же связь между поселениями района обеспечивает федеральное шоссе.

Потенциальные природные объекты туризма в районе это прежде всего красивые ландшафты долины Унжи и, разумеется, сама Унжа, немногие культурные деревенские ландшафты, сохранившие традиционный облик и не обезображенные развалинами колхозных коровников, а также обширные южно-таежные леса, значительная часть которых, правда, нарушена рубками.

Памятников церковно-монастырской, усадебной или городской традиционной архитектуры в районе немного, однако некоторые из них обладают значительной потенциальной ценностью — при условии восстановления или минимально необходимого освоения для включения в экскурсионные программы. Это подразумевает указатели и аншлаги, описания для размещения в буклетах и/или Интернете, некоторые мероприятия, обеспечивающие безопасность подхода и осмотра, защиту от вандализма (что далеко не так просто сделать) и т.п.

Туристкой инфраструктуры в районе, по сути дела, нет. Впрочем, для организации классических экотуров в «дикую» природу она необходима в самом минимальном объеме. Но как говорилось выше, долина Унжи привлекательна прежде всего потенциальными возможностями эколого-культурных туров.

Одним из объектов для такого тура и нескольких специальных программ непосредственно в Мантурове могли бы стать руины гигантского биохимического комбината на окраине города. Главная идея такого тура и программ — демонстрация антиэкологической сути многих промышленных предприятий не только старой индустриальной эпохи, когда о будущем окружающей среды люди почти не задумывались, да и знали очень мало. Но даже сравнительно недавней эпохи промышленного развития.

Кто не слышал о Байкальском целлюлозно-бумажном комбинате, строительство которого было обусловлено исключительно краткосрочными интересами военно-промышленного комплекса? Этот монстр по сей день отравляет бесценный ресурс человечества — уникальное озеро Байкал, включенное в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Комбинат по принятым решениям многих инстанций уже давно должен был бы быть закрыт или перепрофилирован на экологически безопасные технологии, но первые шаги сделаны только сейчас и сопряжены они с большими затратами.

Уроки из антиэкологического прошлого необходимо извлекать. И лучше всего — предъявлением конкретных объектов, осмысленный осмотр которых может оставить глубокое эмоциональное впечатление. Мантуровский «Биохим» — именно такой объект. Радом с ним есть удобная гостиница. Живы и деятельны многие горожане, знающие историю и особенности комбината. А на территории комбината в одном из заброшенных строений с небольшими затратами можно организовать музей истории всего хозяйственного освоения Костромского края с акцентом на экологический опыт и последствия этого освоения, на применявшиеся прежде технологии и экологические перспективы района, всей Костромской области и нашего общего будущего. Рядом можно создать площадку для массовых представлений.

Подобные туристические успешные проекты осуществлены ныне во многих странах. Их эколого-культурное значение необычайно велико. Почему бы Мантурову не стать пионером такого дела на российском Севере? Естественный вопрос — как найти начальные средства на воплощение такого проекта? Сперва привлечь местный бизнес и районную администрацию, потом обратиться в крупные российские и международные экологические фонды. Важно сделать первые шаги. И важно включить этот проект в программу большого эколого-культурного тура «Долиной Унжи», начинающегося в Кологриве и заканчивающегося в Макарьеве.

Непосредственно в Угорском поселении потенциальными экологическими турами и программами могли бы стать три проекта.

Во-первых, фито-экологическая программа с центром в деревне Полома. Расположение этой деревни среди лугов, залежей и перелесков, да и ее облик (заросли зверобоя там начинаются прямо от крыльца некоторых домов) чрезвычайно благоприятны для организации центра фитотерапии, в котором посетителям будут предлагаться не исключительно готовые препараты «зеленой аптеки», а главным образом учебные программы. Их содержание — уроки сбора и консервации лечебных трав, приготовления настоек, бальзамов, кремов, а также обучение способам применения этих средств. Такой центр, устраивая специальные полевые экскурсии (а это и есть одна из популярных форм экологического туризма), может работать в течение всего лета. В ходе экскурсий посетители центра смогут получать базовые ботанические и экологические знания — о местообитаниях, характерных для разных видов и сообществ растений, о допустимых уровнях воздействия на экосистемы и т.п. Сложной инфраструктуры такому центру не нужно. Достаточно одного или двух домов и небольшого палаточного лагеря. В зимнее же время дома, принадлежащие центру, могут стать местом лечения небольшого числа пациентов приготовленными здесь препаратами. Хорошим дополнением к программам фитотерапевтического центра могут стать оздоровительные программы, основанные на использовании продукции пчеловодства (местность для устройства пасек здесь весьма удобна).

Второй проект мог бы сочетать экологически контролируемые программы любительской рыбной ловли и рыборазведения. Программа может состоять из некольких компонентов.

К северо-западу от деревни Медведево на притоке Унжи речке Пузовце можно создать малый каскад недалеко отстоящих друг от друга небольших проточных прудов и запустить туда представителей местной ихтиофауны. Потребуется небольшая ренатурализация русла речки в месте ее пересечения проселочной дорогой, где при сооружении мостика возник искусственный бетонный порог. Речка обладает водой хорошего качества, живописна, доступна.

Рыболовный экологически ориентированный тур на этот малый каскад и на Унжу можно выстраивать таким образом, чтобы его участники знакомились с традиционными способами ловли и условиями обитания рыб (вспомним известную книгу Сабанеева). Этот тур может включать особые программы на Унже и ее старицах. Один из примеров — ночная охота на щуку острогой с лодки, на носу которой оборудуется освещающий воду костер. Разумеется, смысл участия в этом туре будет заключаться не в добыче массы трофеев, не в погоне за рекордным уловом, а в увлекательном обучении традиционному ремеслу местных рыбаков и пониманию жизни водных экосистем. Руководить туром должен инструктор, возможно, из местных жителей. Такой тур будет альтернативой широко распространившемуся, например, в Ахтубе развлечению весьма богатых туристов, когда с джипа, подъехавшего к берегу в сопровождении охранников, в воду запускается телевизор и клиенту, таким способом обнаружившему жертву, остается только застрелить ее.

На притоке Пузовцы можно соорудить второй каскад более крупных прудов, предназначенных для товарного рыборазведения. Эти пруды должны быть снабжены достаточно совершенной системой водоочистки. Близость шоссе и нескольких центров сбыта обеспечат хозяйству рентабельность и средства на поддержку экологической компоненты проекта. При этом более крупном каскаде можно создать модельные образцы маленьких замкнутых экосистем «огород-микроводоем», предназначенных для личных подсобных хозяйств. Можно организовать и торговлю компонентами таких систем.

Проект, особенно его второй товарный компонент, потребует начальных инвестиций. Но они окупятся довольно быстро, поскольку спрос на свежую рыбу существует всегда. Важно отметить, что предлагаемые программы могут действовать круглый год, а это весьма важный аспект туристского бизнеса. Нужно отметить и другой аспект проекта — пруды с прибрежной растительностью будут привлекать околоводных птиц, наблюдать за которыми туристы смогут из специальных укрытий.

Третий проект ориентирован на зимний сезон. В районе деревень Зашильское или Аносово (то есть за трассой, что предпочтительнее в целях безопасности) или даже в самих Угорах предлагается организовать центр походов на собачьих упряжках. Этот вид экотуризма становится все более популярным. Он альтернативен практике использования снегоходов, представляющих собой экологически недружественный вид транспорта. Для организации этого центра не нужна сложная инфраструктура. Ездовые лайки-хаски обладают хорошим характером, они неприхотливы. Купить этих собак теперь уже довольно просто. Но вероятно их придется охранять от волков.

Потребуется небольшой штат инструкторов и гостевые дома для участников походов. Нужно будет организовать и трансфер туристов из Мантурова. Клиентами центра могут быть также автотуристы из Костромы. Недостаток проекта в том, что в летнее время собаки оказываются безработными, хотя можно надеяться, что некоторые из летних обитателей деревень по договору с центром согласятся брать собак «на побывку». Это не слишком надежный вариант, но и не безнадежный. Вместе с тем, летнее содержание двух десятков лаек и в самом центре не сопряжено с непомерными затратами.

Все три угорских проекта намечены пока «пунктирно», без исчерпывающей подготовки и детальной проработки их месторасположения, финансовой и организационной сторон, без маркетинговых исследований и т.д. Это некоторые идеальные проекты, отвечающие, тем не менее, потенциальным возможностям территории и общим тенденциям развития экотуризма. Эти проекты отчасти дополнительны. Например, ездовых собак можно кормить рыбой, а зимним участникам рыболовных туров предлагать походы на упряжках как дополнение к основным программам. Не противоречат проекты и разумным общим планам регионального развития. Более того — могут способствовать экологически дружественному развитию территории.


Литература


Буйволов Ю.А, Басанец Л.П. Экологический туризм в национальных парках и заповедниках России: тенденции развития и проблемы управления. / Экологическое планирование и управление. № 4 (5) 2007. с. 39-45.

Дроздов А.В., Басанец Л.П. Туристское природопользование, экологический императив и потенциал России / «Природопользование и устойчивое развитие. Мировые экосистемы и проблемы России». М.: Т-во научных изданий КМК, 2006. с. 322-340.

Люкшандерль Л. Спасите Альпы. М.: «Прогресс». 1987. 168 с.

Нефедова Т.Г. Село Медведево в интерьере своего района, области и России / Российский северный вектор. М.: Сообщество профессиональных социологов. 2006. с. 8 — 49.

Экотуризм на пути в Россию. Принципы, рекомендации, российский и зарубежный опыт. Тула: Изд. «Гриф и К». 2002. 284 с.

Allcock A., Jones B., Lane S., Grant J. National ecotourism strategy. Commonwealth of Australia, Canberra, 1994

Ceballos-Lascurain H. Tourism, ecotourism and protected areas. IUCN Publications Services Unit, 1996


Чл.-корр. РАН В.Ф. Петренко (факультет психологии МГУ),

аспирантка Е.А. Коротченко (Психологический институт РАО)

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   34

Похожие:

Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconПод общей редакцией проф. Малого В. П., проф. Кратенко И. С. Харьков 2008
Антибактеріальна та антивірусна терапія на догоспітальному та госпітальному етапах
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconУчебное пособие для педагогических учебных заведений Под редакцией академика рао
Рао а. И. Пискунов (руководитель); чл кор. Рао, проф. Р. Б. Вендровская; проф. В. М. Кларин; проф. М. Г. Плохова; доц. В. И. Блинов;...
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconМеждународных отношений мгимо(У) 60 лет под редакцией д и. н., проф. Ю. А. Булатова москва 2003

Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconОтделение экономики ран южная секция содействия развитию экономической науки
Волгоград); Г. Б. Клейнер, д э н., проф. (Москва); Д. С. Львов, д э н., проф. (Москва); В. Н. Овчинников, д э н., проф. (Ростов-на-Дону);...
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconИ научные учреждения второе переработанное и дополненное издание
Казань), В. А. Тауссон (Москва), B. Е. Тищенко проф. (Ленинград), А. В. Улитовский (Ленинград), А. А. Ухтомский, проф. (Ленинград),...
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconПод редакцией профессора Р. С. Чалова Москва 2002 экология эрозионно-русловых систем россии
Научно-исследовательская лаборатория эрозии почв и русловых процессов им. Н. И. Маккавеева
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconАудиоучебники: Домогацких Е. М. География 10 класс. В 2-х частях
«Биология. Растения. Бактерии. Грибы. Лишайники» для учащихся 6 классов под редакцией проф. И. Н. Пономаревой. Даются программы элективных...
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconРабочая программа по курсу обж для 8 класса подготовлена на основе Государственного стандарта основного общего образования 2004 года в соответствии с программой общеобразовательных учреждений для 1 -11 классов под редакцией А.
А. Т. Смирнова. Москва «Просвещение» 2008г по учебнику «Основы безопасности жизнедеятельности» 8 класса, под редакцией Ю. Л. Воробьева....
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconУтвержден о
Программа разработана на основе авторской программы основы безопасности жизнедеятельности под общей редакцией А. Т. Смирнова, Москва...
Экология и люди ближнего севера под редакцией проф. Н. Е. Покровского Москва 2008 iconМатериалы VIII российско-германской научно-практической конференции Под общей редакцией В. В. Степанова (Россия), Г. Хана (Германия) н овосибирск 2009
Д. м н., проф. И. П. Артюхов (Красноярск), д м н., проф. А. И. Бабенко (Новосибирск)
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница