Неоправданная поспешность




НазваниеНеоправданная поспешность
страница5/5
Дата09.11.2012
Размер0.61 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5

Философско-теологическая концепция


Профессор С.И. Самыгин прямо заявляет, что он не мо­жет принять и одобрить позицию П.О. Липовко и класси­ческого естествознания по отношению к идее Бога, выра­женную Лаплассом: «Я в этой гипотезе не нуждался». Са­мыгин не доволен классикой, так как она претендовала на объективную истинность добываемого ею знания. Она, как он выражается, давала знания о мире «со стороны». «Я, -говорит Самыгин, — сторонник другой точки зрения. Взгляда изнутри». Что такое это «изнутри», он не разъясняет. Но после прочтения статьи становится понятным, что это все­го лишь маркировка старой онтологической позиции: пер­вично идеальное, ментальное. Самыгин предлагает свою собственную оригинальную концепцию «современного ес­тествознания». Классическое естествознание знало лишь одну периодическую систему элементов – таблицу Менде­леева. Самыгин на три головы выше. Он предлагает учре­дить четыре периодические системы элементов: 1) систему частиц и античастиц, 2) химических элементов, 3) биоор­ганических блоков, 4) идеальных (ментальных) элемен­тов. Последние предлагается считать главными, а психо­логию он возводит на вершину естествознания. Все собы­тия в мире происходят ради человека, а сам он был «потенциально заложен в зародыше вселенной». Возник­новение и развитие космоса происходит в соответствии с неким кодом, разгадав который, мы можем знать наше будущее. Как будто мы не знаем, что все мы там будем.

По убеждению Самыгина, наряду с обычными разум­ными индивидуумами «обнаруживается» (кем?) Высший

527

Разум. Поэтому, считает он, в учебнике по естествознанию необходимо обсуждать вопрос «о возможной роли Высшего Разума, о Божественном рациональном (?) предопределе­нии бытия». Но ведь даже основатели богословия утверж­дали: «Верую, ибо абсурдно». Самыгин предлагает очень занятную концепцию преподавания современного естествоз­нания. Он требует запретить преподавание естествознания самим ученым, а допускать к нему только философов как созидателей «предельно общей концепции развития всего мироздания», которую они строят из материала, добытого учеными. Он переплюнул саму Дану Зохар. Та соорудила мифологию, теологию и онтологию духа из вакуума (см. публикацию в «Академии»). Самыгин же предлагает ис­пользовать для этого землю с того дачного участка, фото­графия которого помещена в газете. Если Самыгин будет давать деньги на преподавание такого естествознания, то при нынешней нищете многие согласятся на такую работу. Если читатель заметит ошибки в моих суждениях, я буду рад. Век живи, век учись. Но даже борода не всегда – при­знак мудрости. Я бы не хотел оказаться в положении челове­ка, о котором древние римляне говаривали: «Бороду вижу, а философа нет» (Barbam video, sed philosophum non video).


НЕСУТ ЛИ УЧЕНЫЕ ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА?1


Пречистая дева Афинасимвол умственного

труда2


В поисках ответа на вопросы, о которые мы спотыка­емся в современной кризисной ситуации, вспоминаешь ли­тературного персонажа, твердо знавшего, где можно найти то, что вам нужно. «В Греции все есть», – уверял таган-

————

1 Статья опубликована в ростовском еженедельнике «Акаде­мии», № 10, 11.03.2000 – 17.03.2000.

2 Впервые историко-социокультурная интерпретация антич­ного мифа о «пречистой деве» Афине была озвучена на Всерос­сийском научном семинаре в Санкт-Петербурге рамках научно-исследовательской программы «Народы России: возрождение и развитие», 15-16 декабря 1993 г. Участники семинара с понима­нием отнеслись к аналогии между мифологемой о Зевсовом по­едании Метиды и «кесаревом сечении», в результате которого появилась на свет богиня мудрости Афина, и Ельцинским «по­жиранием» Верховного Совета РФ с последующим рождением Госдумы (событиями начала 90-х гг.).

528

рогский грек из чеховской «Свадьбы». Нас сейчас трево­жит судьба отечественной науки и система научного обра­зования. Мы задаем себе вопросы: «Что есть наука? Как она возникает? Зачем она? Стоит ли активно защищать систему образования от вторжения всякого рода «столо­верчения»? Поищем ответ в Греции.

Древние греки давно предложили свой ответ на эти воп­росы. Но обличен он был в форму мифа. Как повествуют Гесиод, Гомер и Аполлодор, владыка Олимпа громовержец Зевс очень был озабочен отношениями со своей супругой Метидой. Это богиня ведала житейской мудростью, домаш­ними делами, женскими хитростями, чародействами и ин­тригами, т.е. была сущей ведьмой. Зевсу предсказывали, что она родит ему сына, который низвергнет его с трона. Зевс совершил перестановку кадров в своей семье богов: он по древнему обычаю проглотил беременную Метиду. Вы думаете, у него перестала болеть голова? Ничего подобно­го. Боли во сто крат усилились. Помогло вмешательство других членов семьи: Посейдон и Гефест ударом острого предмета раскололи голову Зевсу, и из нее во все оружие вышла сияющая богиня по имени Афина и воссела по пра­вую руку Зевса. И стала Афина для древних греков вопло­щением их собственных качеств: для деятелей «наук» – богиней мудрости, для горожан – градостроительницей, для политиков – творцом конституций, для воинов – передо­вым бойцом, для ремесленников – учредительницей ткаче­ства и судостроения, для музыкантов — изобретательницей флейты. Особенно ее почитали в Аттике, столица которой была названа в честь богини Афинами. Был учрежден даже всеобщий праздник Великих Панафиней.

В V в. до н.э. во времена Перикла, когда великий союз греческих государств при верховенстве Афин разгромил персов на суше и на море, был построен храм Парфенон на Акрополе. Название храма зафиксировало самое главное качество Афины – «парфенос» («чистота, девственность, бесплодие»). Статуя Афины Парфенос, созданная Фидием, – символ военного «научно-технического комплекса» времен Делосского союза греческих полисов и их победы над пер­сами. Но эта статуя и стоящий за ней миф – свидетельство того, что уже древние греки осознавали: знание само по себе, не соединенное с живым трудом рабов, земледельцев, ремесленников, солдат, моряков, бесплодно.

А теперь вернемся к нашим баранам и попробуем ра­зобраться в вопросах, которые досаждают нам здесь и сейчас.

529

Позитивное и негативное на пороге вхождения

России в современное мировое научное

сообщество


Согласно Д. Прайсу, одному из основателей науковеде­ния, для того чтобы пройти путь от горстки ученых-пио­неров к науке с сотнями тысяч ученых, Англии потребова­лось 300 лет, США – 150 лет, Японии – 60 лет, СССР -около 30 лет. Период «насыщения» общества наукой в СССР завершился в начале 80-х годов и уступил место периоду «стагнации», потом эпохе «горбачевской перестрой­ки» и «ельцинской демократии». С распадом СССР Россия покидает верхнюю ступеньки в ранговом распределении стран мирового сообщества по уровню научного развития. Исчезновение «Берлинской стены», разделявшей мировую науку, устранило препоны с пути ее развития как общече­ловеческой ценности, универсального средства обновления технологий производства. Законы ее развития как авто­номного целого – закон «кристаллизации» (сформулиро­ванный в XIX в. А.И. Герценом и обоснованный матема­тически в XX в. Д. Прайсом), закон кумуляции (роста и накопления знания) – теперь не искажаются никакими внешними по отношению к науке обстоятельствами: хо­лодной войной, запретами на обмен научной информаци­ей, ограничениями миграции ученых. Но бросается в гла­за, что этот прогресс достигнут очень дорогой ценой – ущем­лением национальных интересов России.

Это особенно заметно на примере «утечки мозгов», ко­торый является одним из проявлений закона «кристалли­зации» (в данном случае распределения научных кадров по ранговой структуре научных центров). Еще в 60- е г. XX в. С. Дедьер, исследуя миграционные потоки ученых, разде­лил страны по схеме:

1) страны-«емкости»;

2) страны-«емкости-источники»;

3) страны-«источники».

В те времена единственной страной-емкостью» в ка­питалистическом мире были США. Туда мигрировали уче­ные из всех остальных стран. Третий мир являлся лишь «источником» миграции. Станы социалистического лагеря были выключены из этого процесса. Научный обмен между ними и другими странами осуществлялся государственны­ми структурами и при государственном финансировании. Феномены типа Фонда Сороса были бы в то время вещью

530

невозможной. Ликвидация Варшавского блока и распад СССР сделали границы стран Восточной Европы и СНГ «прозрачными» для миграции ученых и превратили их в страны-«источники», из которых потекли «мозги» в США, Западную Европу, Японию, Китай и даже страны третьего мира. Можно было бы согласиться с ректором Российско-американского университета Г.А. Ягодиным, который не считает «утечку мозгов» серьезной проблемой, если бы, как это признавал в начале 60-х годов Научный комитет НАТО, миграция ученых из стран-«источников» не обора­чивалась для них крупными потерями. Система высшего образования СССР и стран социалистического лагеря, рас­ходуя средства из госбюджета, работала на «чужого дядю». Десятки тысяч утекших мозгов сэкономили странам-«ем­костям» многие миллиарды.

Реформирование общественно-экономической системы России вновь остро поставило вопрос об экономической функции науки. Прибыльны ли вложения в науку? Явля­ется ли наука курицей, несущей золотые яйца? В 60-е годы и советские, и американские экономисты, не говоря уже о политиках и публицистах, исповедовали символ веры, согласно которому, инвестирование в «производство и рас­пространение знаний» считалось рентабельнейшим капи­таловложением (С.Г. Струмилин, Ф. Махлуп). В СССР, по признанию С. Дедьера, проводилась «энергичная научная политика», подкрепляемая солидным госбюджетным фи­нансированием. Однако экономическая эффективность та­кого финансирования к 80-м годам стала заметно снижаться.

Теперь в демократической России резко сокращено го­сударственное финансирование научных учреждений и выс­шей школы. Как свидетельствуют исследования, прове­денные под руководством Г. Остапковича, в условиях пе­рехода к рыночной экономии банки не хотят финансировать «чистую науку» («Известия», № 216, 1993, с. 4). Особен­но жесткую позицию занимают коммерческие банки, кото­рые отказываются кредитовать инновационные проекты. Даже освобождение от налогов их не соблазняет. Ответ один: нет уверенности, что вложения вернутся с прибы­лью. Причиной такого отношения является, видимо, то, что новые технологии (постоянный капитал) сами по себе, ни тем более фундаментальная наука, не создают новой стоимости.

Научные открытия и воплощающие их новые техноло­гии только тогда вызывают интерес в мире бизнеса, когда

531

они гарантируют более высокую производительность жи­вого труда (переменного капитала) в конкуренции с уже действующими технологиями. При капитализме фундамен­тальные научные исследования, как правило, финансиру­ются государством или различными благотворительными фондами без расчета на прибыль. Капитал как самовозрас­тающая стоимость начинает участвовать в жизни науки на стадии технологических разработок и внедрения их в товарное производство.


Научно-технический квант1


В начале 60-х годов Американским институтом доку­ментации была предложена модель связи науки с экономи­кой. Назовем ее «Модель АИД». В упрощенном графичес­ком изображении она выглядит так:

G

А

Время жизни «научно-технического кванта»


Основные характеристики «научно-технического кван­та», описываемого «Моделью АИД»:

AG – уровень инвестиционной активности;

АЕ – время жизни «научно-технического кванта»;

АВ – период рождения и признания научного откры­тия, положенного в основу новой технологии;

————

1 Тезис о квантованности взаимодействия науки, техники и экономики впервые выдвинут на упомянутом выше Всероссий­ском научном семинаре. Тезис обсуждался на заседании «круг­лого стола» «Российская наука и мировое научное сообщество». Председатель «круглого стола» профессор В.Ж. Келле и его уча­стники скептически-снисходительно встретили заявление док­ладчика о том, что «ученые не несут золотые яйца», т.е. их труд не участвует в производстве новой стоимости. Уж больно этот тезис противоречил принятому тогда в вульгарной интерпрета­ции положению Маркса о «превращении науки в непосредствен­ную производительную силу».

532

ВС – период научно-технических разработок;

CD – период использования новой технологии в массо­вом товарном производстве;

CD 1 – период синхронных инвестиций в научно-техни­ческое обеспечения эффективного функционирования но­вой технологии;

DE – период снятия технологии из-за низкой конку­рентоспособности по сравнению с вновь возникающей тех­нологией А1В1С1;

D1E1 – период угасания расходов на научно-техничес­кое обеспечение умирающих технологий;

А1В1С1 – вновь возникающая конкурентоспособная тех­нология (новый «научно-технический квант»).

Ситуация, представленная «Моделью АИД», характе­ризуется тем, что на стадии АВ жертвователи (спонсоры) средств на фундаментальную науку и «чистые ученые» мень­ше всего озабочены экономической эффективностью денеж­ных вложений: они добывают новые знания, и их интере­сует только истина. Бизнес разыскивает «даровые» науч­ные открытия и скупает по дешевке «утекшие мозги», чтобы сделать на них деньги. Но «чудо больших денег» случает­ся только тогда, когда в пункте С разработанная новая технология ВС, одевшись по моде производительного ка­питала, бросается в объятия живого труда наемного рабо­чего и начинает рожать товар для рынка.

Рассмотренная модель взаимодействия науки, техники и экономики подтверждает истинность античного мифа: ученый – не «курица», он – «пречистая дева Афина», гото­вая танцевать под большие деньги. Не он несет золотые яйца. Он только петух из курятника, на котором написа­но «Накладные расходы». Доход ученого: оклад, гонорар, премия – это «потребительская корзина», наполненная жизненными благами, необходимыми для каждодневного воспроизводства его гения плюс добавка за лояльность по отношению к способу экономического потребления его от­крытия или патента, т.е. за участие в эксплуатации живо­го труда наемного рабочего, продающего себя капиталу.
1   2   3   4   5

Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница