«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000




Скачать 10.52 Mb.
Название«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000
страница8/83
Дата05.11.2012
Размер10.52 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   83
Георгий Адамович
Рец.: «Современные записки», книга 40


<…> Сирин дебютировал в литературе как поэт. В стихах его чувствовалось несомненное версификаторское дарование, но иногда не было ни одного слова, которое запомнилось бы, ни одной строчки, которую хотелось бы повторить. Стихи были довольно затейливы, гладки, умны, однако водянисты. Первый роман Сирина, «Машенька», — мало замеченный у нас — мне лично показался прелестным и, как говорится, «многообещающим». Сразу стало ясно, что к прозе Сирин имеет значительно больше расположения, чем к стихам. Второй роман Сирина, «Король, дама, валет», был ловчее, но зато и холоднее «Машеньки» — и меньше в нем было внутренней правды. Теперь появилась «Защита Лужина». Вокруг этой вещи создался некоторый шум. Многие искушенные и опытные ценители ею искренно восхищаются. Должен признаться, что восхищение я не вполне разделяю. Роман рассудочен и довольно искусственен по стилю и замыслу. Он чуть-чуть «воняет литературой», как выражается Тургенев.

Однако подлинный талант автора вне всяких сомнений. Самые оговорки, которые я тут мимоходом делаю, вызваны сознанием, что, по-видимому, к Сирину можно предъявить высокое требование: быть не только поставщиком интересных романов, но и значительным художником. В «Защите Лужина» он это требование иногда уже и выполняет <…>

Иллюстрированная Россия. 1929. 7 декабря. № 50(239). С. 16

Георгий Адамович
Рец.: «Современные записки», книга 41


<…> Соседство Сирина со Шмелевым в «Современных Записках», конечно, случайно. Но если бы редакция журнала пожелала, в целях разнообразия, напечатать рядом писателей как можно менее меж собой схожих, она лучше составить номер не могла бы. Переход от Шмелева к Сирину разительный. Все у Сирина другое: сущность, выучка, природа, устремление, приемы — решительно все. «Защита Лужина» написана чрезвычайно искусно и, так сказать, по последней литературной моде. Первая часть романа особенно ясно отражала французские влияния, — в характеристике «исключительности» маленького Лужина, в его неумении поладить со всем окружающим. Мне тогда же один из читателей задал вопрос: чье влияние именно имеете вы в виду, что такое «французское влияние вообще»? Позволю себе вместо ответа привести короткую цитату из недавнего фельетона Жалуxxvii, критика распространеннейших «Нувелль Литерэр», человека проницательного и вдумчивого: «Долгое время у нас в литературе царил адюльтер, и мы на это жаловались… Не кажется ли вам, что теперь все эти школьные истории, эти блудные сыновья, эти удивительные юноши, эти вечные беглецы, — не кажется ли вам, что все это тоже становится общим литературным местом, в конце концов столь же скучным, как прежнее? Я говорю это в предостережение молодым писателям, избирающим дорогу, которая завтра будет исхожена вдоль и поперек». Несомненно, что идя русской литературы сиринская тема еще не является общим литературным местом. Но что по существу она не оригинальна, что это не «первоисточник» — в этом тоже сомневаться невозможно. В первой части романа Лужин был мальчиком. Во второй он взрослый, уже прославленный шахматист. Тема суживается, становится как бы специальной. Сирину удается почти что литературный фокус: поддерживать напряжение, не давать ни на минуту ослабеть читательскому вниманию, несмотря на то, что говорит он чуть ли не все время о шахматах. Именно в этом его мастерство проявляется. Когда дело доходит до состязания Лужина с итальянцем Турати, читатель по-настоящему взволнован, — хотя что ему шахматы, этому читателю? Но у Сирина есть дар обобщения. Шахматы у него вырастают в нечто большее, более широкое, и лишь самого немногого, какого-то последнего штриха недостает, чтобы показалось, что он говорит о жизни. Роман в общем удачен и интересен. Некоторая искусственность ему не вредит. Это — выдуманный, надуманный роман, но выдуманный отлично, как давно уже у нас не выдумывали. К нему именно и можно применить подход детальный, кропотливый: каждая страница полновесна, в каждой странице есть или безошибочно меткий эпитет, или острое наблюдение. От шмелевской размашистости все это очень далеко. Но Шмелеву прощаешь его «изваяния», а вот Сирину, когда он вместо «проиграл партию» пишет вдруг: «Богиня Каисса на этот раз не улыбнулась ему», — Сирину эту «художественность» простить трудно. У него все во внешности, в блестящей полировке, — мы вправе поэтому быть особенно требовательными. Он ничем не искупает промах. Он не балует нас «вдохновением». <…>

Последние новости. 1930. 13 февраля. № 3249. С. 3

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   83

Похожие:

«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconModern history of Central Asia (1800-1991)
Центральная Азия в составе Российской империи, Москва, Новое литературное обозрение, 2008, с. 10-30
«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconНовое литературное обозрение

«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconНовое литературное обозрение

«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconХудожник О. Смирнов Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. Изд. 3-е
Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. Изд. 3-е. — М.: Новое литературное обозрение, 2001. — 368 с
«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconИзучение творчества Владимира Набокова в школе
В развитой литературе ХХ века он занимает особое, высокое и несравнимое положение, писал А. И. Солженицын в письме в шведскую Королевскую...
«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconБорис Вадимович Соколов Неизвестный Жуков: портрет без ретуши в зеркале эпохи ocr: Андрианов Пётр ()
Он не запятнал себя в годы репрессий, не лицемерил и не искал легких путей. Его жизнь — пример высочайшей требовательности к себе...
«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconСовременная российская художественная литература /Modern Russian literature
Мк-05-16-16 земля морей: антология поэзии новой зеландии изд-во новое литературное обозрение 2005 г. Isbn: 5-86793-363-6
«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconПрезентация первого тома собрания сочинений Дмитрия Пригова Организатор: ид «Новое литературное обозрение»
Официальное открытие 14-й Международной ярмарки интеллектуальной литературы non/fiction и Книжной Антикварной Ярмарки
«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconВ. А. Шнирельман быть аланами
Шнирельман В. А. Быть аланами: интеллектуалы и политика на Северном Кавказе в ХХ веке. — М.: Новое литературное обозрение, 2006....
«Классик без ретуши. Литературный мир о творчестве Владимира Набокова»: Новое литературное обозрение; Москва; 2000 iconБ. М. Гаспаров язык. Память. Образ
Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М.: “Новое литературное обозрение”,1996.—
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница