Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования




НазваниеИноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования
страница2/5
Дата30.10.2012
Размер0.7 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4   5

Содержание работы

Во «Введении» обосновывается актуальность темы проведённого исследования, его новизна, теоретическая и практическая значимость. Определяются цели и задачи исследования, характеризуются использованные методики анализа, кратко рассматриваются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации – «Иноязычное слово как единица лексики и объект лексикологии» – посвящена изложению исходных теоретических понятий исследования. В ней анализируются генетический и лексикографический подходы в определении понятия иноязычное слово в современной лингвистической науке. Различие этих подходов состоит в следующем: при генетическом подходе учитывается реальное, действительное происхождение той или иной лексической единицы, а именно «приход» из другого языка, в котором функционирует её этимон, прототип; при лексикографическом же подходе (например, в практике составления словарей неисконной лексики) значимым оказывается факт восприятия лексической единицы как заимствованной, «чужой». Такое восприятие может быть вызвано прежде всего структурными особенностями слова, делающими его похожим на иноязычное, – наличием в его составе иноязычных корня и аффикса или только иноязычного корня. Так, слова ваучеризация, клонирование, мультимедийный, оффшорный представляются иноязычными (и зафиксированы в словарях иностранных слов), хотя на самом деле они образованы на русской почве.

Поскольку в задачи нашего исследования входило разграничение собственно иноязычных слов, т.е. слов, имеющих этимоны в языке-источнике, и слов с иноязычным корнем, образованных на почве русского языка, мы избрали генетический подход в использовании понятия иноязычное слово. При решении проблемы «своё или чужое» мы выявили среди слов, фиксируемых в словарях неисконной лексики, группы одноструктурных единиц, вызывающих трудности при определении этимологического статуса. Таких групп четыре:

– полиморфемные слова, состоящие из иноязычного корня и исконного аффикса, т.е. гибриды (гламурный, креативный, сканировать);

– полиморфемные слова, состоящие из корня и аффикса иноязычного происхождения (ваучеризация, монетизация);

– аналит-сочетания, обе части которых имеют иноязычное происхождение (бизнес-букет, пиар-проект)4;

– усечения (комп, инет, инфо).

Слова, относящиеся к данным группам, имеют признаки «иноязычности», которые формируют представление о неисконном происхождении слов. Однако в каждой из этих групп могут быть образования, созданные на русской почве (см., к примеру, «псевдозаимствования» ваучеризация, монетизация в приведённых выше рядах). Поэтому в отношении слов указанных групп необходим специальный этимологический анализ, предполагающий прежде всего установить наличие/отсутствие этимона того или иного слова в чужом языке. При этом следует учитывать, что некоторые языковые процессы, например аффиксация с помощью интернациональных морфем, усечение слова и т.п., могут происходить параллельно в разных языках (ср., например, рус. баскет < баскетбол и англ. basket < basketball). Так вырисовывается интересная исследовательская проблема – своё, или чужое, или «общее», точнее универсальное? Как пишет Л.П.Крысин, в этимологическом анализе некоторых слов нельзя исключать множественность интерпретаций.5

При описании лексического заимствования и сопутствующих процессов, наряду с проблемой определения границ иноязычной лексики, важной является также проблема её типологического описания. Краткий обзор существующих в отечественной лексикологии классификаций иноязычных слов показывает, какие из них наиболее актуальны в современной науке. На наш взгляд, это тематическая типология иноязычных слов, генетическая типология иноязычных слов и типология иноязычий с точки зрения наличия/отсутствия мотивированности (актуальность данной типологии объясняется активизацией процесса параллельного заимствования на рубеже XX-XXI вв., а также интернациональным характером современного заимствования).

Для системного описания новой иноязычной лексики нами предложена типология слов с точки зрения процесса номинации.

Номинативная функция является основной функцией заимствования (во всяком случае в литературном языке – в субстандарте доминирующей функцией является экспрессивная). Лексические единицы, поступающие из другого языка, оказываются востребованными прежде всего как номинации. В зависимости от того, являются ли слова единственными номинациями предметов и, следовательно, не имеют эквивалентов в русском языке, или же представляют собой вторичные номинации предметов или понятий, для обозначения которых в русском языке уже имеются однословные наименования, иноязычия разграничиваются на безэквивалентные6 и эквивалентные лексические единицы. К безэквивалентной лексике относятся, например, такие слова, как Интернет, клип, лифтинг, сайт, спам, файл, чат и др.; к эквивалентной лекскике – слова анимация (ср. мультипликация), тинейджер (ср. подросток), тур (ср. путешествие), суицид (ср. самоубийство) и др.

В «момент» заимствования эквивалентные иноязычные лексемы представляют собой неологизмы, у которых новизной обладает лишь одна из сторон слова – фонетическая (план выражения), тогда как семантика (план содержания) не является новой и известна носителям языка. Если же иноязычный неологизм относится к безэквивалентной лексике, новизна «затрагивает» обе стороны слова – и фонетическую, и семантическую.

При описании процессов адаптации новой иноязычной лексики мы показываем, как влияет тип иноязычного слова с точки зрения номинации на особенности его освоения (гл. III, IV). Вычленение среди неисконной лексики эквивалентных и безэквивалентных слов позволяет также фиксировать и описать переходные явления в процессе внешнего заимствования, когда граница между различными типами иноязычной лексики оказывается подвижной.

Важным фактором, определяющим судьбу заимствуемого слова в языке-реципиенте, является также форма заимствования.7 Для каждого периода в истории русского языка характерно своё «сочетание» тех или иных форм заимствования. На рубеже тысячелетий по-прежнему преобладающей является форма письменного заимствования. Появляется новый источник письменного заимствования – электронные СМИ. Устная же форма заимствования характерна для некодифицированных сфер языка (жаргонов), которые выступают в качестве языков-реципиентов независимо от литературного языка.

Заимствованные слова поступают в русский язык в подавляющем большинстве случаев прямым путём, но и опосредованное заимствование имеет место.8 Особенностью этих форм заимствования в настоящее время является то, что и языком-донором, и языком-посредником выступает один и тот же язык – американский вариант английского языка.

При доминировании материальной формы заимствования, заметно активизировалось скрытое заимствование9, прежде всего семантическое и фразеологическое калькирование, а также вторичное заимствование. Для анализа семантических процессов в русской лексике целесообразно различать вторичное заимствование и семантическое калькирование: в первом случае звуковой оболочкой для нового значения является ранее заимствованное слово (резюме в значении ‘анкета’), во втором – слово исконное (горячий ‘актуальный’).

В данном исследовании иноязычное слово понимается как «результат» материального заимствования. Случаи вторичного заимствования отмечаются особо – при описании дальнейшего развития семантики иноязычного слова (гл. IV). Кальки отдельно не рассматриваются, однако при необходимости упоминаются (например, в разделе «Иноязычное слово как компонент новых фразеологических единиц» гл. IV).

Первичной формой материального заимствования нередко является графическое заимствование – употребление иноязычного слова в оригинальной графике (латинице) на начальной стадии его освоения. Такая форма готовит переход слова из «состояния» вкрапления к функционированию в системе языка-реципиента в качестве полноправной единицы.

Вторая глава диссертации – «Формальная адаптация иноязычных слов и сопутствующие процессы». Приспособление нового слова к фонетике, грамматике, графике и орфографии принимающего языка, т.е. такую его обработку, которая не затрагивает смысловую сторону слова, мы предлагаем называть формальной адаптацией слова. В зависимости от того, какая форма материальной оболочки иноязычного слова русифицируется – звуковая или графическая, выделяются такие типы формальной адаптации, как фонетическая и графическая адаптация. Эти два типа различаются также тем, что проходят в разных формах речи – устной и письменной.

Анализ процессов фонетического и графического освоения новых иноязычных лексем показал, что формальная адаптация иноязычной лексики на рубеже XX-XXI вв., с одной стороны, по-прежнему протекает в русле традиции, сложившейся на протяжении XIX-XX вв., с другой – имеет некоторые новые особенности.

Прежде всего отметим, что основным направлением адаптационных процессов в русском литературном языке является ориентация на звучание этимона заимствуемого слова в языке-источнике, т.е. практическая транскрипция, что соответствует традиции. Однако действие принципов практической транскрипции в настоящее время расширяется, и на некоторых участках подсистемы, которую представляют собой иноязычные слова, можно наблюдать «отступления» от нормы. К ним относятся: 1) возможное отсутствие оглушения звонкого согласного на конце слова как «подражание» английскому произношению, особенно в речи молодых (паб, имидж, бейдж, группиз); 2) появление в русском языке слов с не встречавшимися ранее исходами -шн, -жн (промоушн, экшн, ресепшн, фьюжн и др.); 3) произношение с побочным ударением новых иноязычных слов, восходящих в языке-источнике к композитам или полиморфемным словам (бойфренд, гешефтмахер, онлайн, нон-стоп, имиджмент и др.). Тенденцией произносить иноязычное слово близко к «оригиналу» объясняется и произношение в подавляющем большинстве случаев твёрдого согласного перед гласным переднего ряда в неологизмах иноязычного происхождения, иногда подкрепляемое написанием, – флэш, фэшн, скинхэд, тинэйджер, брэнд и др.

Транслитерация как способ передачи внешнего облика иноязычного слова в литературном языке используется в чистом виде нерегулярно (сериал, эскапизм); как правило, транслитерация применяется при передаче определённой структурной части слова при смешанном способе (например, при передаче английских сочетаний с «r» или сочетания -ing: промоутер, пирсинг), а также используется в передаче иностранных онимов и некоторых аббревиатур (ДОС, ВИП и др.).

В субстандарте, напротив, транслитерация так же регулярна, как в литературном языке практическая транскрипция. Однако функция транслитерации в субстандарте нередко иная, чем в литературном языке, а именно игровая. Побуквенная передача иноязычия в жаргоне порождает экспрессивно звучащие единицы (моуза комп. ‘мышь’, пага комп. ‘страница’ – ср. англ. mouse, page). Особенно это заметно в том случае, если жаргонизм, «полученный» таким образом, представляет собой вариант литературного слова (ср. месседж – месага, менеджер – манагер, компьютер – компутер и др.). Экспрессивную функцию в субстандарте выполняют и другие способы формальной адаптации заимствуемых слов, несвойственные литературному языку совсем: намеренная омонимия (фонетическая мимикрия) – емеля, мыло < e-mail, кликать < to click, намеренное звуковое искажение слова – юзверь < user, усечение синса < sensitivity (комп.) ‘чувствительность манипулятора мышь’ и др.

Как в литературном языке, так и в субстандарте новые иноязычные слова подвергаются варьированию. В данной главе мы рассматривали формальные варианты иноязычных слов следующих типов (в зависимости от характера различий): фонематические (ланч – ленч; пати – парти), акцентные (мáркетинг – маркéтинг), орфоэпические ([к’э]йс – [кэ]йс), орфографические (оффшорофшорофф-шороф-шор) и графические (Интернет – интернет – Internet). Отметим, что нередко варианты разных типов и подтипов обнаруживает одно и то же заимствуемое слово (дедлайн – дэдлайн – дед-лайн; имейл – и-мейл – е-мейл; и др.).

Вариантность иноязычий на современном этапе имеет свои особенности. Если в предшествующие столетия, в особенности в XIX в., одной из распространённых причин появления вариантности было заимствование слова из разных языков-источников, то на рубеже XX-XXI вв. на первый план выступают иные факторы, а данная причина проявляет себя всё реже10, поскольку язык-источник преимущественно один.

В формальном варьировании слова значимыми оказываются причины внутреннего характера. Так, многие среди вариативных иноязычных слов имеют неодинаковый фонемный состав в разных своих вариантах потому, что в передаче одного и того же иноязычного прототипа использованы разные способы – транскрипция и транслитерация (ср.: супервайзер – супервизор от англ. supervisor). Конкуренцией названных способов объясняется преобладание среди фонематических вариантов вокалических, не совпадающих в каком-либо гласном звуке (браузер – броузер от англ. browser; фан – фэн от англ. fan), и консонантных, различающихся наличием/отсутствием отдельного согласного звука (андеграунд – андерграунд от англ. underground; перформанс – пефоманс от англ. performance; эйджизм – эйджеизм от англ. ageism и др.). К фонематической вариантности слова приводит и такой внутренний фактор, как существующая по объективным причинам вариантность в передаче чужой фонетической единицы. Например, разные способы передачи английской фонемы ‹w› дают говорящим варианты вокмен – уокмен (< workman); разные способы передачи гласной [ə], передаваемой английской буквой «a», варианты аккаунт – эккаунт и др. По-прежнему на появление формальных вариантов иноязычных слов оказывают влияние принцип аналогии (см. ненормативный акцентный вариант бармен – по аналогии со словами шоумен, яхтсмен и др.); тенденция к перемещению ударения в многосложных словах в середину слова (маркéтинг, граффúти – ср. нормативные мáркетинг, грáффити); удобство произношения (кегель – кегль, промоушен – промоушн и др.); колебания нормы на объективно слабых участках орфографии: слитное – дефисное – раздельное написание заимствований, с этимологической точки зрения представляющих собой сложные слова или сочетания слов (массмедиа/масс-медиа/масс медиа); написание двойных согласных (оффшор - офшор).

На рубеже XX-XXI вв. отмечается появление формальных вариантов новых разновидностей. Так, среди акцентных вариантов иноязычных неологизмов можно выделить вариативные единицы, различающиеся наличием/отсутствием побочного ударения (билборд – билборд); среди орфоэпических вариантов – вариативные единицы, различающиеся произношением сочетания дж11; среди графических вариантов – единицы, различающиеся наличием/отсутствием букв иного алфавита (латиницы). В электронной форме речи – «живой письменной речи» – зафиксировано новое для русской графики явление, связанное с написанием консонантных аббревиатур (смс, ммс – ср.: СМС, ММС).

Некоторые разновидности вариантов иноязычных слов, существовавших ранее, исчезают или сокращаются. По нашим данным, исчезло варьирование г–х на месте иноязычного [h]. В современном русском языке новейшего времени придыхательный [h] в англицизмах передаётся только одним способом – русским согласным [х]. Всё реже наблюдается варьирование в иноязычных словах, в которых безударный гласный передаётся буквой «о». В новых англоамериканизмах не отмечено безударное [о]. Слова, в которых нередуцированный [о] произносится, – мачо, лечо, карго, авизо, аудио, видео и др. – не имеют вариантов.

В целом варьирование иноязычного слова в процессе адаптации – закономерное явление, один из показателей новизны слова. Большое количество вариантов свидетельствует об активности освоения слова, о частоте употребления его в речи
1   2   3   4   5

Похожие:

Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconУчебно-методический комплекс дисциплины «История русской литературы конца XIX начала XX века» по специальности 021400 «Журналистика» для 3 курса дневного и заочного отделений Ростов-на-Дону
...
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconВолодина Т. Модерн: Проблемы синтеза. «Вопросы искусствознания» 2-3/94, М., 1994
Кириченко Е. И. Проблемы развития русской архитектуры середины XIX — начала ХХ вв. М., 1989
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconПрограмма элективного курса по русскому языку для учащихся 8-11 классов Название курса «Пером и словом»
Дополнительная литература: Альманах «Журналистика и культура речи», Виноградов С. И. Язык газеты в аспекте культуры речи // Культура...
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconСпецкурс «Проблемы русской орфоэпии и орфографии» (18 ч.)
Цель этого практического по своей направленности спецкурса – рассмотреть основные проблемы орфографии и орфоэпии в историческом аспекте...
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconПрограмма курса «история русской литературы» (Х х1Х вв.) Автор ст преподаватель Петровицкая Ирина Викторовна Введени е
Х1Х в. В нем освещаются древнерусская литература (X xvii вв.), литература XVIII века, основное внимание уделено русской литературе...
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconУрок 23. Новые идеи в искусстве конца 19 начала 20 века
Цели: рассмотреть многообразие направлений в искусстве конца 19 – начала 20 века
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconТворчество и. Д. Сазанова в контексте русской литературы конца XIX начала XX века
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconСумерки серебряного века
На основании исторического материала, литературных произведений определить влияние исторических событий конца ХIХ – начала ХХ веков...
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconТатарская общественно-политическая мысль в литературе и публицистике конца XIX начала XX вв
Охватывают главным образом Поволжье и Приуралье. Выбор территориальных рамок связан, во-первых, со спецификой развития татарской...
Иноязычные слова в русской речи конца хх-начала ХXI вв.: Проблемы освоения и функционирования iconСерия романов д. М. Балашова «государи московские» как цикл
Работа выполнена в Тверском государственном университете на кафедре русской литературы ХХ-ХXI вв
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница