Серия: четвертая мировая латентная война




НазваниеСерия: четвертая мировая латентная война
страница3/35
Дата30.10.2012
Размер5.57 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

1.4. Аналитические центры США – организаторы невидимых войн

Сегодня подавляющее большинство стран мира имеет аналитические центры для грамотного и взвешенного проведения внешней и внутренней политики. Особенно развитой является сеть аналитических центров в Соединенных Штатах Америки.

В начале XXI века Соединенные Штаты оказались глубоко привлеченными в международные дела – глубже, чем когда-либо, когда-то в своей истории, и в более широком масштабе, чем любая другая страна. США поддерживают дипломатические отношения приблизительно с 180 суверенными государствами. Американские вооруженные силы в большей или меньшей мере размещены по всему миру. Роль США в мировой экономике беспрецедентна и проявляется практически во всех странах мира. Наконец, США принимают участие в деятельности многочисленных международных институтов и ведут невидимые войны со многими государствами мира. Отдельные государства обращаются к Соединенным Штатам за помощью в обеспечении своей безопасности и своего благополучия, за дипломатической поддержкой для предотвращения войны и установления мира, а часто и за «мудрым» советом при планировании работы международных организаций, которые охватывают широкий диапазон человеческой деятельности.

Соединенные Штаты производят и осуществляют свою внешнюю политику – вернее, множество направлений своей внешней политики – с помощью целого ряда государственных структур, которые налагают на нее отпечаток разных и нередко конкурирующих точек зрения. К их числу относится президентский аппарат Белого дома, Государственный департамент, министерства обороны и финансов, несколько разведывательных органов и несколько десятков других министерств и ведомств, которые оказывают прямое влияние как на определение того, чем должны заниматься Соединенные Штаты за границей, так и на выполнение правительственных решений.

Свои обязанности в области внешней политики есть и у Конгресса США. Некоторые из них возложены на него конституцией, другие – законодательством, третьи – по традиции. Деятельность Конгресса не является просто пассивным отображением воли американского президента, что, впрочем, обычно играет подавляющую роль при определении внешней и оборонной политики Соединенных Штатов. Вся деятельность администрации должна финансироваться Конгрессом. С помощью многочисленных комитетов он рассматривает предложения, программы и результаты внешней политики США, пристально следит за действиями каждого министерства и ведомства за рубежом. По-видимому, ни в одной другой стране законодательной власти не принадлежит настолько важная роль, что нередко идет вразрез с волей президента, при формировании американской политики относительно внешнего мира.

Подобная роль Конгресса демонстрирует, насколько важно любому президенту заручиться поддержкой населения в проведении его администрацией внешней политики и политики в области национальной безопасности. Особенно важно получить эту поддержку со стороны лидеров общественной мысли по всей стране для того, чтобы обеспечить крепкую базу внутри страны для деятельности за рубежом. Хотя чаще всего президенту предоставляется своего рода «презумпция невиновности» в области внешней политики, такая привилегия не бывает ни автоматической, ни гарантированной. Да и роль Соединенных Штатов в мире не настолько постоянная – и не настолько определена ограниченным набором факторов, как это имеет место во многих других странах, чье внимание сосредоточено на ближайших соседях или на собственном регионе, чтобы впоследствии в обществе сформировалось широкое понимание, какой курс должны проводить США в мире. Как правило, общество этого не знает.

В Соединенных Штатах, как и в других странах, политические лидеры приходят и уходят, так что на внешнеполитические ориентиры могут определенным образом влиять и результаты выборов как президентских, так и в Сенат и Палату представителей. Но, по-видимому, ни в одной другой «демократической» стране избрание нового президента и изменение администрации не означают настолько массовой замены ведущих должностных лиц как во внутренней, так и во внешней политике и в сфере национальной безопасности. Тотальные замены проводятся тогда, когда президентский пост переходит от одной партии к другой. Практически все высокопоставленные чиновники заменяются, и проведение внешней политики внезапно переходит в руки людей, которые не владеют непосредственным опытом в области тех проблем и тех вызовов, с которыми сталкивается страна. Часто, прежде чем новая команда полностью войдет в курс дела, проходит несколько месяцев, даже если выбранный президент назначает своих новых сотрудников быстро.

На таком фоне резонным выглядит вопрос, каким же образом Соединенные Штаты способны производить внешнюю и оборонную политику, вводить в действие средства для ее осуществления и обеспечивать ее политическую поддержку. На этот вопрос есть несколько ответов. Один из самых важных – создание системы институтов, которые за своими масштабами и всепроникающему характеру не имеют аналогов в других странах. Эти институты в американском политическом лексиконе называются «мозговыми трестами». Невзирая на появление в мире уже более четырех тысяч аналитических центров, которые во многом наследуют американским «мозговым трестам», американские «Think Tanks» остаются особенным явлением. Термин «Think Tanks» – «резервуар идей», что чаще переводится как «мозговой трест», возник во время Второй мировой войны и означал защищенное помещение, куда удалялись эксперты и военные для обсуждения проблем.

Этот термин появился несколько десятилетий назад, но идея создания институтов, которые специализируются как на изучении внешней политики, так и на обеспечении ее поддержки, имеет в XXI веке достаточно солидный срок. Например, в 1910 году был создан Фонд международного мира Карнеги, заданием которого было отстаивать дело мира. Потом, 29 июля 1921 года в Нью-Йорке был основан Совет международных отношений (СМО)  при финансовой помощи американского банкира Моргана. Эту организацию еще называют «истеблишментом», «невидимым правительством» или «рокфеллеровским министерством иностранных дел». Эта полусекретная организация принадлежит к самым влиятельным в США, а ее членами могут быть исключительно американские граждане. СМО сегодня осуществляет самый тщательный контроль над нациями западного мира непосредственно, через связи с такими же организациями или при посредничестве таких институций, как Мировой банк, руководство которым осуществляет Совет международных отношений. От начала учреждения СМО его членами были все американские президенты. Эта организация делает все для достижения своей главной цели – учреждения мирового правительства. В 1977 году директором СМО был Джордж Буш-старший.

В США существует множество открытых организаций, которые активно влияют на мировую политику. Эти организации финансируются разными фондами, освобожденными от уплаты налогов. Но большинство американских исследователей считает, что основной причиной отсутствия изменений в жизни общества при изменении администрации Америки является Совет международных отношений. Невзирая на то что сегодня эта организация насчитывает свыше 2,5 тыс. членов, которые представляют правительственную, финансовую, деловую и политическую элиту США, американцы не очень ознакомлены с ее деятельностью. Ибо вторая статья устава СМО требует секретности собраний и содержания принятых решений. Нарушение этой статьи автоматически исключает виновника из числа членов Совета. СМО основан группой интеллектуалов, которые чувствовали необходимость в мировом правительстве и понимали, что американский народ не готов к нему.

Однако бурный расцвет научно-исследовательских и политических институтов состоялся в Соединенных Штатах лишь после Второй мировой войны, когда стало ясно, что отныне США должны быть постоянно вовлечены в события, которые происходят за рубежом. В значительной мере им необходимо осуществлять руководство созданием и обеспечением эффективной работы новых международных институтов, таких как ООН, Всемирный банк, Международный валютный фонд и др. Другим направлением работы является координация деятельности объединенных «демократических» государств для противостояния Советскому Союзу в объявленной «холодной войне». Впервые в своей истории после войны Соединенные Штаты нуждались в детально разработанной, всеобъемлющей и понятной глобальной стратегии. На помощь пришли американские «мозговые тресты» – аналитические центры.

По-видимому, первым таким институтом, созданным в послевоенный период, стала нынешняя Корпорация РЭНД. Она возникла благодаря желанию руководства только что образованных военно-воздушных сил (ВВС) разработать задание и программы для своего рода войск. В конце Второй мировой войны генерал X. Арнольд, командующий авиацией су­хопутных войск, представил в вышестоящие инстанции предложение о заключении соглашения между ВВС и авиастроительной фирмой «Дуглас». Предложение было одобрено, и в соответствии с ним было создано уникаль­ное экспериментальное учреждение, получившее наимено­вание «Проект РЭНД». Сокращение РЭНД (RAND) сначала было составлено по первым буквам английских слов Research and Development (исследования и разработки), но когда эта организация развернула свою деятельность, стало ясно, что это почти исключительно исследовательское учреждение. Поэтому стали говорить, и не только в шутку, что это сокраще­ние более соответствует словам Research and No Develop­ment (исследования без разработок). «Проект РЭНД» был создан в качестве подразде­ления фирмы «Дуглас» по контракту стоимостью 10 млн. долларов.

Организация начала свою деятельность в 1946 году. Его первой крупной работой было исследование, озаглавлен­ное «Предварительный проект экспериментального косми­ческого корабля, вращающегося вокруг Земли». Несмотря на то, что искусственные спутники в то время считались преимущественно достоянием научной фантастики, в этом документе 1946 года давалась детальная оценка перспектив использования научных спутников и изучения космоса, подготовленная 50 учеными. Поскольку данное исследование оказалось удивительно пророческим, оно впоследствии в очень большой мере способствовало укреплению престижа «РЭНД». Космические исследования «РЭНД» оказались пророческими не только в этом случае. Так, когда в середине 1957 года была названа предполагаемая дата запуска первого спутника, то, как выяснилось впос­ледствии, ошибка составила всего две недели.

Другие ранние исследования «РЭНД» охватывали такие совер­шенно новые области, как использование ракетных двига­телей для стратегического оружия (ракеты), ядерные си­ловые установки, теория игр в применении к военному делу, новые концепции противовоздушной обороны, проектирование новых ти­пов самолетов, усталость металлов и излучение высоких энергий. Один из первых анализов, проведенных методом исследования операций, был посвящен проблеме увеличе­ния радиуса действия авиации. Результатом этого анали­за явилось применение дозаправки в полете для военных самолетов. Еще одно из первых исследований «РЭНД» да­ло возможность производить титан в значительном коли­честве, благодаря чему данный металл стал широко применяться при строительстве самолетов и космических кораблей, и возникла целая новая отрасль металлургии.

Уже в первый год своего существования «РЭНД» стала попол­нять свой штат специалистами по вопросам политики, экономистами и психологами, с тем чтобы теоретические изыскания не ограничивались только точными науками. К 1948 году все громче стали раздаваться голоса, требо­вавшие отделить «РЭНД» от компании «Дуглас». Как со­общил Дж. Голдстейн, один из основателей «Проекта РЭНД» и бывший вице-президент корпорации «РЭНД», возник целый ряд об­стоятельств, являющихся «поводами для развода». Поэтому в 1948 году была учреж­дена как бы новая корпорация «РЭНД» в качестве некоммерческого независимого предприятия. Как указывалось в свидетельстве регистрации, она создавалась «для того, чтобы содействовать достижению целей в области науки, образо­вания, благотворительности, в интересах общественного благополучия и безопасности Соединенных Штатов Америки».

По мере роста корпорации «РЭНД» ее создателям ста­ло ясно, что эксперимент оказался удачным. Сегодня «РЭНД» является самым знаменитым и одним из наиболее влиятельных учреждений среди эли­ты группы американских научно-исследовательских организаций, известных в качестве «фабрик мысли». Учреж­дения, которые вполне заслуживали подобного названия (как, например, Франклиновский институт в Филадельфии или фирма «Артур Д. Литтл» в Кембридже), су­ществовали и в прошлом, но развитие в этом направлении приобрело реальный характер только с появлением корпорации «РЭНД» в послевоенный период. «РЭНД» стала основным образцом для десятков организаций, занимаю­щихся разработкой современной политики и созданием новой технологии.

Чтобы создаваемый научно-исследовательский институт не испытывал бюрократического давления, его организовали как можно дальше от столицы – в г. Санта-Моника (штат Калифорния).

Первым фирменным знаком института стали качественные и объективные исследования вопросов национальной безопасности. С годами Пентагон создал еще несколько аналитических центров, которые занимаются исключительно вопросами обороны (Корпорация РЭНД впоследствии нашла других спонсоров). К их числу относится Институт оборонных исследований и Центр военно-морского анализа. В этих научно-исследовательских институтах есть отделения, специализирующиеся на исследованиях в области точных наук, в том числе две лаборатории при Калифорнийском университете – Лос-Аламоская национальная лаборатория (сначала создана в 1942 году для проектирования и изготовления первых атомных бомб) и Ливерморская национальная лаборатория Лоренса (организована через десять лет, сначала для создания водородного оружия).

При выработке и формировании внешней политики США важным фактором стало также создание множества других научно-исследовательских институтов по всей стране. Одни действуют в составе частных корпораций или профессиональных союзов, другие самостоятельно, третьи – при ведущих университетах: от Калифорнийского университета в Лос-Аламосе и Стенфордского университета на Западном побережье к Гарварду и Массачусетскому технологическому институту на Восточном побережье. Временами не без иронии говорят, что на каждую комбинацию слов «иностранное», «международное», «стратегическое», «глобальное», «исследования», «политика», «центр», «институт» и «совет» найдется американский мозговой трест, в название которого это слово входит.

Эти разнообразные учреждения решают много задач: от исследования региональных проблем, вопросов экономики и военного дела – к работе, специально направленной на обеспечение понимания и поддержки населением участия США в делах внешнего мира, а также конкретным идеям и мероприятиям.

Много лет аналитические центры, политически наиболее влиятельные при формировании внешней политики США, базируются в г. Вашингтон. Все они глубоко заинтересованы в исследовательской работе, большинство активно участвует в жизни общества. Сегодня выделяются несколько центров, в том числе Фонд Карнеги, «РЭНД» и Нью-йоркский Совет по международным отношениям, Институт Брукингса, Центр стратегических и международных исследований, Институт американского предпринимательства (имеющий тесные связи с деловыми кругами), Институт политических исследований (известен своими либеральными взглядами) и фонд «Наследие» (известен своими консервативными взглядами).

Каждый из этих институтов и их компаньонов имеет собственную специализацию или нишу. Одни отождествляются с той или другой частью политического спектра, другие пытаются быть двухпартийными или просто внепартийными. Одни ориентируются на публикации и добиваются, чтобы деятельность их научных сотрудников освещалась в средствах массовой информации, другие стремятся влиять на действующую администрацию. А кое-кто занимается всем сразу. Все заинтересованные в идеях и, с учетом природы внешней политики, в возможности прямо или побочно влиять на власть. Все они в той или иной степени выполняют образовательную функцию по отношению либо к широкой общественности, либо только к элите – лидерах в разных профессиях как в частном секторе, так и в государственном.

Особенно важные две черты американских аналитических центров по внешнеполитическим вопросам. Во-первых, многие из них обеспокоены объединением людей для обсуждения идей и политических альтернатив. Часто в такие обсуждения вовлекаются представители разных сфер – академических, деловых и правительственных кругов, причем как из администрации, так и из Конгресса. Такие мероприятия предназначены не только для обмена информацией или разработки лучших идей. Они призваны обеспечивать поддержку политики, которую проводит администрация США, и даже решать еще более широкую задачу – по мере возможности добиваться консенсуса в том, какие вопросы представляются наиболее важными, в чем основная разница в позициях и на что должны влиять Соединенные Штаты. В этом аспекте аналитический центр – Совет по международным отношениям является «тайным оружием».

Во-первых, он собирает вместе людей с разными взглядами и функциями в общем политическом процессе США – как представителей власти, так и тех, кто с ней не связан, представителей Конгресса и администрации. Там, где такой конгломерат людей и политических идей оказывается работоспособным, при выработке внешней политики Соединенных Штатов он обеспечивает важный элемент – формирование двухпартийного подхода. Когда удается добиться единственного подхода обоих партий к той или другой политике, внешняя политика имеет наилучшие шансы на успех – и у себя в стране (в нахождении поддержки), и за рубежом (в осуществлении полномочий и обязательств государства).

Во-вторых, СМО служит важным источником поиска талантливых людей для работы в администрации и аппарате Конгресса. Он служит также пристанищем сотрудникам, которые идут в отставку, из правительства, которые хотят, как и ранее, заниматься внешней политикой, черпать новые идеи и вдохновенья, одновременно обогащая исследовательские проекты аналитических центров опытом, приобретенным на государственной службе. Будучи практически уникальным явлением, свойственным Соединенным Штатам, такой прилив и отток официальных лиц, которые нередко меняются постами со своими коллегами из аналитических центров, представляет собой самый важный элемент внедрения во власть новых идей. Он играет существенную роль при получении от лидеров разных профессий, связанных с внешней политикой, поддержки по основным направлениям деятельности страны за рубежом.

Действительно, некоторые люди приобретают достаточный опыт и занимают достаточно высокие должности в правительстве США в сфере внешней политики и национальной безопасности.

Отличительной чертой американских «Think Tanks» является даже не их прямая связь, сотрудничество и обмен кадрами с конгрессом, Государственным департаментом, ЦРУ и другими учреждениями сбора информации. Для этих «университетов без студентов», как их называли еще перед войной, «студентами» являются и правительство, и «политический класс» в целом. Они мощная идеологическая и политическая опора американского истеблишмента, его скелет и интеллектуальный потенциал.

Эти мощные генераторы идеологии создают тонким и опосредованным образом мировоззренческие аксиомы сознания для посвященных и стереотипы для профанов. Их широкая международная активность подменяет и дополняет работу американской дипломатии и идеологической разведки. Наконец, именно они и составляют кровеносную систему связи между элитами, в которой циркулирует «настоящее знание», в то время как СМИ виртуозно отождествляют интересы США с морально-этическими канонами универсума и обрабатывают многомиллионный «демос», наивно уверенный в своей мнимой «кратии».

Воплощением этого является Совет международных отношений – это святая святых истеблишмента Северной Америки. Многие эксперты считают, что как центр принятия решений СМО стоит над администрацией США.

Американский Совет международных отношений был задуман еще в 1916 году, когда наметилось кардинальное изменение международного курса США. Выход Америки на европейскую и мировую арену осуществляется с вызовом традиционному понятию национального интереса и суверенитета, с противопоставлением ему, как выражается Г. Киссинджер, «всемирной, основной гармонии, пока еще спрятанной от человечества». Девиз на государственной печати США «Novus ordo Seculorum» – «новый порядок на века» из мистического задания стал воплощаться в реальности. «Realpolitik» никуда не исчезла, но поддалась «теологизации» – отождествлению собственных интересов с морально-этическими канонами универсума. Идеологизация внешней политики США вильсонианського типа могла поспорить с ленинскими принципами внешней политики. Не защита национальных интересов, а достижение какой-то общемировой цели – вот что выдвигалось в качестве цели на мировой арене.

К началу XX века в США уже сформировался большой центр финансовых интересов, который был связан тесными экономическими, политическими, культурными узами с финансовыми группами европейских государств. Семейным кругам Европы и Америки были одинаково далекие и мешали монархические и национально-консервативные фундаменты европейских обществ и культуры, классические традиции международных отношений, которые сохранились еще с времен Вестфальского мира 1648 года. Результат войны для этих кругов и их представителей обещал лидерство в мировой идеологии и политике с получением финансовых рычагов. Идеология вильсонианства породила проект пакта о Лиге наций и программу из 14 пунктов Вильсона.

Разработчиком этой новой внешнеполитической идеологии – прародительницы современной идеологии глобализма – по существу неовильсонианства в немалой степени были кадры будущего Совета международных отношений. США выходят из своей «изоляционистской» доктрины с универсалистським проектом, автором которого был загадочный alter ego Вильсона полковник Хауз – фигура, недооцененная историками.

Главное в этом проекте – это отказ от национального интереса как основы политики и снижения традиционной роли национальных государств, создания первого типа универсальной международной организации – Лиги наций и интернационализация международных проблем. США сумели подменить целые войны, ради которых французы, немцы, англичане и россияне погибали на фронтах. Г. Киссинджер представляет эту подмену в качестве моральной и политической победы Нового мира над имперским Стариком: «Вступление Америки в войну сделало тотальную победу технически возможной, но цели ее мало отвечали тому мировому порядку, который Европа знала на протяжении столетий и ради которого вступила в войну. Америка с презрением отбросила концепцию равновесия сил и объявила реальную политику аморальной. Американскими критериями международного порядка были демократия, коллективная безопасность и самоопределение».

Полковник Эдуард Хауз еще в 1916 году создал неофициальную группу экспертов для выработки модели будущего мира и роли в нем США. Исследователи отмечают огромное влияние этого серого кардинала, при котором Государственный департамент США стал промежуточной инстанцией для воплощения его идей и архивом официальной корреспонденции. Чаще тайная дипломатическая переписка проходила непосредственно через маленькую квартиру Хауза на 35-й Ист-стрит. Послы воюющих стран обращались к нему, когда хотели найти поддержку в паутине трансатлантической интриги.

Связи полковника Хауза были достаточно разнообразны и нетрадиционны: банкиры Вандерлип, Варбург и Шифф, молодые братья Аллен и Джон Фостер Даллесы, раввин Уайз, журналисты и комментаторы, эксперты, Бальфур и Ллойд-Джордж. Известная за названием «Inquiery» экспертная группа фактически руководила американской делегацией на Версальской конференции и вместе с банкирами объявила о создании Совета международных отношений прямо в Париже.

Роль банкиров Варбургов, Шиффа, Моргана, Вандерлипа в подготовке послевоенного уклада и идейных постулатов для первого проекта «единственного мира» стали предметом скандального рассмотрения в американском конгрессе. Конгресс был возмущен тем обстоятельством, что тексты документов Парижской конференции и особенно текст Пакта о Лиге Наций был известен банкирам раньше, чем о нем узнали уполномоченные дипломатические представители в Париже.

Комитет по иностранным делам обратил внимание на поражающую деталь, что американские банкиры к 1917 году не только препятствовали вступлению в войну и отказывали России в кредитах, а просто сделали ставку на победу Германии. Однако эта деталь перестала удивлять конгрессменов, когда выяснилось, что немецкая ветвь Варбургов – семья брата американских Варбургов владела главным пакетом акций Hamburg–American and German Lloyd Steamship Lines и банками, которые финансировали немецкое судостроение и военный флот. Я. Шифф, женатый на их родственнице, создал в США «Американский комитет по вопросу о нейтральной конференции», который взял на себя задание «установить мир с победительницей Германией». В ходе слушаний выяснилось, что именно те же люди и даже те же авторы первыми начали пропаганду новых идей и обвинение «европейской реакции» в развязывании мировой войны. В итоге американский Сенат не ратифицировал Версальский договор и отказался вступить в Лигу наций.

Описанная идеология международных отношений и обоснование американской роли были первым продуктом работы Совета международных отношений. Из-за позиции Конгресса США, в котором доминировали «консервативные» настроения, на значительный промежуток времени американская внешняя политика оказалась в руках консерваторов-изоляционистов с лозунгом «Подальше от Европы!». Нужны были определенные усилия, чтобы укрепить в США соответствующие круги для проведения произведенной кадрами Совета международных отношений линии Хауза–Вильсона, и понадобился весь XX век для реализации их универсалистского замысла.

По признанию директора Отдела политики и планирования Государственного департамента Ричарда Хааса, именно Совет международных отношений в период изоляционизма «помог сберечь и поддержать готовность к глобальному привлечению некоторого «посвященного общества» внутри США и «поддержать теплящийся огонек мондиализма» в период между отречением США от Лиги наций и наступлением Второй мировой войны.

В этот период Совет сливается с американским Институтом международных отношений. На обложке ежегодника – «Политический справочник мира» («Political Handbook World») Совет объявил себя некоммерческим, неполитичным, внепартийным научно-исследовательским обществом, которое проводит непрерывные обсуждения политических, экономических и финансовых проблем Америки в международном аспекте. Эта организация «представляет собой группу людей, имеющих большой опыт в международных вопросах и которые желают научной и беспристрастной исследовательской работой помочь развитию рассудительной внешней политики США». Однако руководящий состав, тематика, наконец, материалы закрытых заседаний свидетельствуют, что эта структура самым тесным образом связана с финансовыми группами США, Морганами и Рокфеллерами, а также имеет прямой выход на Государственный департамент.

До конца 1930-х годов роль Совета международных отношений, его авторитет как ведущей научно-исследовательской организации США по изучению международных проблем всегда преднамеренно подчеркивалась. Однако его роль как разработчика внешней политики США и связи с Государственным департаментом никогда не афишировались, хотя это можно проследить еще с довоенных времен. Более того, разработки Совета не раз были основой для официальных внешнеполитических документов и даже текстуально совпадали с ними, причем не только американских документов, но и ряда других стран, чья ориентация имела большое значение для американских военно-политических планов в Европе.

Краткий анализ аналитических и исследовательских центров Соединенных Штатов показывает их тесную связь с финансовыми и промышленными группами и эффективную работу по обеспечению внешней политики американского истеблишмента.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   35

Похожие:

Серия: четвертая мировая латентная война iconРеферат на тему: «Первая мировая война как война нового типа»
Хх столетие самое сложное среди веков, все более уходящее в далекое прошлое. ХХ век знаменателен поразительными, обращенными в будущее...
Серия: четвертая мировая латентная война iconАннотация 4
Владимир лисичкин, леонид шелепин. Третья мировая информационно-психологическая война
Серия: четвертая мировая латентная война iconОпределения
На Земле прогремело почти 15 тыс войн, причём более половины из них в Европе. В 17 веке на европейском континенте погибли 3 млн человек,...
Серия: четвертая мировая латентная война iconКонтрольная работа по теме «Первая мировая война. Изменения в политической жизни в мире в 1918 начале 1920-х годов»
Домашняя контрольная работа по теме «Первая мировая война. Изменения в политической жизни в мире в 1918 – начале 1920-х годов»
Серия: четвертая мировая латентная война iconКогда началась и закончилась Вторая мировая война?
Англия и Франция, связанные с Польшей пактом о взаимопомощи, объявили войну Германии
Серия: четвертая мировая латентная война iconУинстон Спенсер Черчилль Вторая мировая война. (Часть I, тома 1-2)
Андрианов Пётр (), sdh (glh2003@rambler ru). Дополнительная обработка: Hoaxer ()
Серия: четвертая мировая латентная война iconГарри Тертлдав Ответный удар (Мировая война 2) Действующие лица
Имена, напечатанные крупным шрифтом, принадлежат историческим личностям, остальные придуманы
Серия: четвертая мировая латентная война iconРечь. Объявив начало IV мировой войны, он заявил: я принимаю утверждение Элиота Когана выдающегося человека, профессора Школы современных международных
Хопкинса (там же консультирует и Збигнев Бжезинский – прим. Намакон), который утверждает, что мы вовлечены в IV мировую войну. III...
Серия: четвертая мировая латентная война iconКонтрольная работа по теме «Мировая война и революционные потрясения»
Почему летом и в начале осени 1917г партии, входившие во временное правительство, теряли свои позиции, а большевики, напротив, их...
Серия: четвертая мировая латентная война iconКонтрольная работа по теме: «Вторая мировая война», «Начало «холодной войны» (9 класс)
В …(1) году СССР вступил в Лигу Наций. Нарком иностранных дел ссср…(2) предложил
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница