«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах




Скачать 395.88 Kb.
Название«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах
страница2/2
Дата27.10.2012
Размер395.88 Kb.
ТипДокументы
1   2
КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ


ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


КАРТИНА ВОСЬМАЯ


Дворец, ЭВРИСФЕЯ. Сам ЭВРИСФЕЙ спит где-то в глубине, а КОПРЕЙ в волнении прохаживается по террасе. Слышен громкий храп.


КОПРЕЙ. Спит повелитель...

П а у з а.

Третий месяц как спит...

Возле дворца появляется ГЕРАКЛ.

ГЕРАКЛ. Не просыпался?

КОПРЕЙ. Не просыпался.

ГЕРАКЛ. Спасибо.

Вздыхая, уходит.

ЭВРИСФЕЙ громко храпит.

КОПРЕЙ. Летаргический сон! Как увидел Геракла на Критском быке, так и впал. И вот с тех пор...

ЭВРИСФЕЙ громко храпит.

Появляется ГЕРАКЛ.

ГЕРАКЛ. Не просыпался?

КОПРЕЙ. Не просыпался.

ГЕРАКЛ. Спасибо.

Вздыхая, уходит.

КОПРЕЙ. И что делать - не знаю. Первый месяц, я его не трогал, жалко будить было. А теперь-то уж три прошло... Как быть? Уж я его и холодной водой поливал... И горячей... Ничего не помогает?

ЭВРИСФЕЙ громко храпит.


Появляется ГЕРАКЛ.

ГЕРАКЛ. Не просыпался?

КОПРЕЙ (в сердцах). Да пошел ты!..

ГЕРАКЛ. Спасибо.

Вздыхая, уходит.


Внезапно храп прекращается. Наступает пронзительная тишина.


КОПРЕЙ (после долгой паузы). О боги! Что это? Что случилось? Вы слышите?.. Нет, вы слышите?.. И я - нет. Он перестал храпеть!.. Он затих!.. Он умер! Ох-хо-хо-хо-о-о! (Рыдает). Что со мной будет?


Тихо, медленно, шатаясь из стороны в сторону, на террасу выходит ЭВРИСФЕЙ.


ЭВРИСФЕЙ (слабым голосом). Что со мной было? Где я?..

КОПРЕЙ. Ах!

Бросается к ЭВРИСФЕЮ, падает на колени, хватает повелителя за ноги.

Жив, жив, повелитель?

ЭВРИСФЕЙ. Где я?

КОПРЕЙ. Дома, дома - ты, повелитель! На терраске...

ЭВРИСФЕЙ. Что это было со мной?..

КОПРЕЙ. Это сон был, повелитель. Летаргический.

ЭВРИСФЕЙ. Лес, лес, лес... Деревья, деревья, деревья...

КОПРЕЙ. О боги, Керинейский лес!..

ЭВРИСФЕЙ. А между деревьев - рога золотые! Копыта медные! Мелькают, мелькают, мелькают...

КОПРЕЙ. О боги! Керинейская лань!..

ЭВРИСФЕЙ. И огромный кто-то бегает, бегает, а догнать не может, не может...

КОПРЕЙ. О боги! Геракл!

ЭВРИСФЕЙ (вздрагивая). Где?

КОПРЕЙ. Во сне, повелитель, во сне? Только сон твой не летаргический, сон твой - вещий! Приснился тебе лес Керинейский, а по Керинейскому лесу Геракл за Керинейской ланью гонится. Гонится за ланью, а догнать не может. Потому что никто на свете не сможет догнать Керинейскую лань. Ох, не зря ты спал, повелитель! Не зря храпел три месяца! Вот он - подвиг-то для Геракла. Вот оно - задание-то невыполнимое! Пусть пойдет он в лес Керинейский...

ЭВРИСФЕЙ. Пусть пойдет...

КОПРЕЙ. Пусть поймает лань быстроногую!..

ЭВРИСФЕЙ. Вот именно. Пусть поймает?


КАРТИНА ДЕВЯТАЯ


На фоне древнегреческих далей стоит ГЕРАКЛ.


ГЕРАКЛ (в задумчивости). Да-а.. Чтобы Керинейскую лань поймать - не сила нужна. А скорость. Ничего не поделаешь, прийдется учиться быстро бегать.

Поднимает с земли камень.

Вот сейчас брошу этот камень и попробую догнать.

Бросает камень и убегает. Возвращается грустный.

Не догнал, медленно пока бегаю. Надо еще разок попробовать.

Бросает камень в другую сторону и опять убегает за ним. Возвращается уже повеселее.

Ну, вот. Почти догнал. Сейчас последний раз брошу...

Размахивается изо всех сил, швыряет камень, быстро убегает за ним. Слышен свист летящего камня, потом - глухой удар, потом - сдавленный крик «Ой-ой-ой!» А потом появляется ГЕРАКЛ с огромной шишкой на затылке.


ГЕРАКЛ. Перегнал...

Пробует рукой шишку.

Ой!.. Но ничего. Зато теперь можно бежать Керинейскую лань ловить. Раз-два, раз-два!

Начинает бег.


ГЕРАКЛ бежит, а вокруг него постепенно вырастает Керинейский лес. А на заднем плане - там, конечно, холмы и синее небо. Слышен нарастающий звон, и по холмам, сверкая золотыми рогами и звеня медными копытами, проносится КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ. ГЕРАКЛ останавливается и провожает ее взглядом.


ГЕРАКЛ.Ого! Вот это скорость!

ЛАНЬ проносится в обратном направлении.

Ну и я побежал.

Убегает вслед за ЛАНЬЮ.


ЛАНЬ вновь пересекает сцену.

Появляется ГЕРАКЛ.

Раз-два, раз-два! Керинейская лань не пробегала?.. Спасибо.

У б е г а е т.

Раз-два, раз-два!..


Появляется КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ. Скрывается. Через некоторое время появляется ГЕРАКЛ.

(Тяжело дыша). Раз-два!. Уфф! Керинейская лань не пробегала?.. Спасибо.

У б е г а е т.


И опять - ЛАНЬ. И совсем уж через продолжительное время - ГЕРАКЛ. Он еле передвигает ноги.


(Чуть слышно). ...два ...раз ...не пробегала... спасибо...


Опустив голову он с трудом тащится через сцену и натыкается на вышедшую из-за деревьев АРТЕМИДУ. К поясу ее привязана свора собак, к ногам жмется маленький ОЛЕНЕНОК, в руках - лук, и стрела направлена прямо на ГЕРАКЛА.


АРТЕМИДА. Руки вверх?

ГЕРАКЛ (вздрогнув от неожиданности, машинально). Керинейская лань не пробегала?

АРТЕМИДА. Руки вверх!

ГЕРАКЛ (машинально). Спасибо...

АРТЕМИДА. Вот я сейчас как, выпущу стрелу, как пронзю насквозь, вот тогда будет «спасибо»!

ГЕРАКЛ. Не стоит тратить стрелы. Эта шкура - она от Немейского льва. Совершенно непробиваемая.

АРТЕМИДА. «Непробиваемая»... Что это означает - «непро­бива­емая»? Уж не означает ли это, что ты мне перечишь? Мне - Артемиде?

ГЕРАКЛ. Артемида... Погоди-ка, погоди-ка... Что-то знакомое...

АРТЕМИДА. Я - Артемида, богиня охоты!

ГЕРАКЛ (почтительно). О-о!

С к р о м н о.

А я - Геракл.

АРТЕМИДА (удивленно). О-о? Тот самый? И что же ты делаешь в моем лесу?

ГЕРАКЛ. Керинейскую лань догоняю. Мне ее к Эврисфею надо... Это подвиг такой.

АРТЕМИДА. Что-о? Мою лань, мою гордость - к Эврисфею? Да как ты...

ГЕРАКЛ. Ты прости, Артемида, но пока мы тут с тобой разговариваем, Керинейская лань совсем далеко ускачет. Так что, я побежал. А то, что гордость - я ж ее не насовсем. Покажу Эврисфею и назад отпущу.

Последние слова произносит уже на бегу. Правда, бежит медленно, устало.

Раз-два...

АРТЕМИДА. Ах так? Значит, никакого почтения к богам? Ну, Геракл, берегись!

Спускает СОБАК с поводков.

Ату его! Взять!

ПСЫ с лаем бросаются за ГЕРАКЛОМ. ГЕРАКЛ резко прибавляет ходу.

ГЕРАКЛ. Вот хорошо! Спасибо тебе, Артемида! Никогда так быстро не бегал.

У б е г а е т. СОБАКИ - вслед за ним. АРТЕМИДА постояла-постояла, и тоже убежала за собаками.


ОЛЕНЕНОК. А я? Я - как же?


Убегает за АРТЕМИДОЙ.

По холмам вновь проносится КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ. Появляется ГЕРАКЛ. Он опять бежит быстро.


ГЕРАКЛ. Раз-два! Раз-два! Керинейская лань не пробегала?.. Спасибо.

У б е г а е т.

Появляются СОБАКИ.

СОБАКИ. Геракл не пробегал?.. Спасибо.

У б е г а ю т.

Появляется АРТЕМИДА.

АРТЕМИДА. Собаки не пробегали?.. Спасибо.

У б е г а е т.


И опять скачет ЛАНЬ по холмам. Но вот она резко остановилась, как бы на крутом берегу реки. Появляется ГЕРАКЛ.


ГЕРАКЛ. Раз-два!.. Керинейская лань не...

Видит ЛАНЬ.

Ага!

Начинает подкрадываться.

Появляются СОБАКИ.

СОБАКИ. Геракл не...

ГЕРАКЛ (оборачиваясь). Тсс!

СОБАКИ замолкают и тоже начинают красться.

Появляется АРТЕМИДА.

АРТЕМИДА. Собаки не...

СОБАКИ (оборачиваясь). Тсс!


АРТЕМИДА молча крадется за собаками. В это время ГЕРАКЛ вплотную подобрался к КЕРИНЕЙСКОЙ ЛАНИ. И когда он уже почти схватил бедную, та, легко оттолкнувшись, спокойно перепрыгивает через широкую реку. ГЕРАКЛ же, оттолкнувшись, изо всех сил, плюхается в воду, подняв фонтаны брызг. За ним в реку плюхаются СОБАКИ, а за ними - АРТЕМИДА.

П а у з а...

...после которой на берег вылезают СОБАКИ.


СОБАКИ. Геракл не вылезал?.. Спасибо.

На берег вылезает АРТЕМИДА.

АРТЕМИДА (Собакам). Где он?

СОБАКИ. Не вылезал. Потонул. Ко дну пошел.

АРТЕМИДА. Ну что же, не будет больше богам перечить?

Свистит и гордо уходит.


Услыхав свист АРТЕМИДЫ, СОБАКИ стремглав убегают вслед за своей хозяйкой. Из реки вылезает ГЕРАКЛ. Он весь мокрый и вдобавок запутался в рыболовной сети.


ГЕРАКЛ (отряхиваясь и пытаясь освободиться). Ну, вот... Упустил. Но ведь я же бегать учился, а не прыгать...

В сердцах.

А тут еще сетей всяких понаставили...

Задумался.

Сетей... Сети... Сети...

Наконец осенило.

Так это же замечательно, что понаставили! Это же просто большая удача?

Развешивает сети на ветвях, словно сушить их собирается. Затем убегает.

Некоторое время - тишина. Потом раздаются крики ГЕРАКЛА: «Ага! Держи! Лови!», топот ног, звон медных копыт, и вот уже на фоне холмов вновь появляется КЕРИНЕЙСКАЯ ЛАНЬ. Но, сделав несколько прыжков, она запутывается в сетях. Пытается вырваться, но тщетно. Появляется ГЕРАКЛ.

ГЕРАКЛ (ласково). Ну, вот. Вот и попалась, рыбка. Попалась, птичка. Вот и хорошо!

Гладит ЛАНЬ.

Сейчас к Эврисфею пойдем...

Взваливает сеть с ЛАНЬЮ себе на плечо и уходит.

П а у з а.

Появляется ОЛЕНЕНОК. Мечется по сцене, озирается, потом смотрит в зал.

ОЛЕНЕНОК. Простите... Тут Артемида не пробегала?.. Спасибо.


КАРТИНА ДЕВЯТАЯ


На террасе своего дворца сидит ЭВРИСФЕЙ и безутешно рыдает. С грохотом и дымом, как и положено верховной богине, перед дворцом возникает ГЕРА.

Г Е Р А.

Все! Сидеть не могу

И с Олимпа взирать равнодушно,

Как какой-то Геракл

Победить Эврисфея собрался!

Возникает уже на террасе.

О беспомощный царь!

О позор всемогущей богини!

Неужели не мог

Ты такое придумать задание,

Чтоб Геракл с него

Хоть однажды живым не вернулся?


ЭВРИСФЕЙ (потрясенный, увидев перед собой Геру). Так я... о, богиня, сколько раз уже... сколько раз хотел его на тот свет отправить...

ГЕРА.

Значит, плохо хотел, раз не вышло,

Раз богине пришлось

С недоступной вершины спускаться.

Но настала пора,

Больше времени нет на раздумья!

Ты погубишь его.

На тот свет его все же отправишь.

Но не просто на смерть,

А в подземное царство Аида,

В царство вечных теней,

В царство бывших людей и животных,

Тех, кто жил на земле,

А потом почему-либо умер.

Нет дороги назад

Из Аидова мертвого царства.

Нет на свете людей,

Кто б оттуда сумел возвратиться...

ЭВРИСФЕЙ. А что, о богиня, я живого Геракла просто так, что ли, в мертвое царство отправлю? Ему ведь какое-нибудь поручение надо дать? А?

Г Е Р А.

Поручение дать?

Ну конечно же, дать порученье!

Пусть Геракл приведет...

Пусть Геракл приведет с того света...

Трехголового пса.

Пса цепного по имени Цербер.

День и ночь сторожит

Он из царства подземного выход,

И ни разу еще

Даже тень самой маленькой мышки

Мимо злобного пса

Не смогла проскочить незаметно.

Так зови же скорей

Своего дорогого Геракла,

Пусть умрет он рабом,

Не увидевшим света свободы!

ЭХО подхватывает последние слова богини.


КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ


Темно-темно. И страшно. И звуки слышны, леденящие кровь. Завывания, например. А то вдруг стоны, вздохи послышатся, а то - обрывки разговоров каких-то. Очень страшно! А когда чуть высвечиваются стены подземелья, то становится еще страшнее: тени всех когда-то живших людей и животных тянут к ГЕРАКЛУ свои руки, лапы и щупальца. И все время бормочут что-то невнятное и противное. ГЕРАКЛ шарахается от одной стены к другой, но и там тоже тени... И вдруг раздается топот ног. И громкое грозное рычание.

ГЕРАКЛ. Что это? Голос какой-то знакомый...

И в тот же миг над ГЕРАКЛОМ нависает огромная тень. Тоже очень знакомая.

О боги! НЕМЕЙСКИЙ ЛЕВ!.. Ага-а! Вот тебе!!!

Взмахивает палицей, но она со свистом рассекает воздух, ударяется об пол и ломается пополам.

Ну вот... Жалко палицу. Чем я теперь, интересно, буду пса Цербера уговаривать? Но так мне и надо, раз я тени испугался...


ГЕРАКЛ продолжает свой путь, а мимо него проплывают все новые и новые тени, и каждая тень то ли жалуется на что-то, то ли молит о чем-то. Но вот шум понемногу затихает, зато свет начинает вибрировать и откуда-то, не то сверху, не то снизу, раздается громовой голос:


ГОЛОС. Кто ты, единственный живой в моем царстве мертвых? Как ты попал сюда? Ведь я еще не звал тебя к себе.

ГЕРАКЛ. Извини, пожалуйста, великий царь Аид, за то, что явился я в твое царство без приглашения. Зовут меня Геракл...

ГОЛОС. Геракл?! Тот самый?

ГЕРАКЛ. Тот самый, наверное...

ГОЛОС. И зачем же ты, Геракл, пожаловал ко мне?

ГЕРАКЛ. Понимаешь, Аид, я пришел не по своей воле. Царь Эврисфей велел мне привести к нему твоего верного пса Цербера.

ГОЛОС. Что-о?

ГЕРАКЛ. Разреши мне забрать его с собой. Ведь если я это сделаю, то стану совсем свободным. Совсем-совсем!

ГОЛОС. О глупый, глупый герой! Да если бы не был ты Гераклом, я бы тотчас превратил тебя в тень. Только из уважения к славе твоей я не сделал этого. Но даже из уважения к твоей славе я бы ни за что не разрешил тебе забирать моего стража Цербера, если бы верил в то, что это возможно. Но я - не верю. И потому говорю: забирай!

И ЭХО повторило: «Забирай... забирай...»

ГЕРАКЛ. И на том спасибо.


Снова отправляется ГЕРАКЛ в путь по темному подземелью. Но вот откуда-то прорвался луч яркого света. За ним - второй. Но чем светлее становится, в подземелье, тем громче делается несусветный вой - это воют три головы, ПСА ЦЕРБЕРА. А вот и он сам: сидит на цепи возле своей конуры. Но ТРИ ГОЛОВЫ - это еще не все. Кроме них у Цербера имеется ХВОСТ. Не хвост, а ДРАКОН настоящий. Крылышки небольшие перепончатые, а там, где у хвостов обычно кисточка, там у дракона еще одна голова.


ГЕРАКЛ. Та-ак... Вот ты, значит, какой?

ЦЕРБЕР рычит в три глотки и собирается броситься на ГЕРАКЛА.

ХВОСТ. Погоди! Погоди же ты!

ЦЕРБЕР. Да чего тут годить? Кончать с ним надо!..

ХВОСТ. А ты хоть знаешь, кто это такой?

ЦЕРБЕР. Не-ет...

ХВОСТ. Это же Геракл!

ЦЕРБЕР. Как? Тот самый?!

ГЕРАКЛ (делая шаг вперед). Тот самый, тот самый.

ЦЕРБЕР. Ничего себе! Это, выходит, я сейчас самого Геракла загрызу?

ГЕРАКЛ (отступая). Э! Э-э! Не надо меня грызть! Я ведь тебе ничего плохого не сделаю.

ЦЕРБЕР. И я тебе не сделаю. Загрызу - и все.

ХВОСТ. Вот заладил: «загрызу», «загрызу»... Не дает с интересным человеком побеседовать.

Гераклу.

А вот скажите, вот - знаменитым быть хорошо, правда?

ГЕРАКЛ. Знаменитым? Не знаю. А свободным - хорошо!

ЦЕРБЕР. А ты свободный?

ГЕРАКЛ. Нет, я у Эврисфея на службе. А свободным стану, если тебя к нему приведу.

ЦЕРБЕР (успокаивающе). Не приведешь. Я тебя загрызу.

ГЕРАКЛ. А зачем?

ЦЕРБЕР. Я тоже на службе.

ХВОСТ. А вот свобода - она какая?

ГЕРАКЛ. Свобода? Ну, свобода - она, понимаешь... Ну, в общем - ух-х!

ХВОСТ. Да! Вот я точно так же думаю! Я бы уже давно свободным был, если бы этот пес к хвосту не приклеился!

ЦЕРБЕР. Сам ты приклеился? Ну, короче, так: ты молчи, а ты иди сюда, я тебя загрызать буду.

ГЕРАКЛ. Вот упорный какой! Эх, жалко я палицу сломал. Ну да ладно. Была не была...


ГЕРАКЛ делает несколько шагов. ЦЕРБЕР со страшным рычанием бросается на него. Но ГЕРАКЛ ловит его на лету и сжимает в своих могучих объятиях. ПЕС вырывается. ГЕРАКЛ не отпускает.


ЦЕРБЕР. Ну и долго ты меня держать собираешься?

ГЕРАКЛ. А пока не сдашься.

ЦЕРБЕР. А я никогда не сдамся.

ГЕРАКЛ. Значит, я никогда не отпущу...

ХВОСТ. А вот свобода, она, по-вашему, на что больше похожа: на ветер или на песню?

ЦЕРБЕР. Так и будешь держать?

ГЕРАКЛ. А что? Терять мне все равно нечего. Все равно я уже на том свете...


КАРТИНА ДВЕНАДЦАТАЯ


А на горе Олимп тем временем ГЕРА разговаривает с ЗЕВСОМ.


Г Е Р А.

Ну и что твой Геракл?

Десять дней, как спустился к Аиду...

З Е В С.

Не иначе как ты

В это дело вмешаться сумела.

Без тебя Эврисфей

Никогда б не придумал такого.


Г Е Р А.

Ну конечно! Чуть что -

Моментально жена виновата.

Просто ты проиграл,

Но никак не желаешь признаться.


З Е В С.

Хоть немного побудь

Не сварливой женой, а богиней!

Я с тобой не играл,

И пари не держал, и не спорил.

Просто верил всегда

И по-прежнему верю в Геракла!


Г Е Р А.

Ну и сколько же ты

Собираешься ждать возвращенья?


З Е В С.

Десять дней позади,

Но готов я прождать еще десять.

И не дней, а недель.

А быть может, и лет, если надо!


ЭХО повторяет его слова. ЗЕВС высекает молнию. Гремит гром.


КАРТИНА ТРИНАДЦАТАЯ


Опять подземное царство АИДА. Ничего не изменилось. Только ГЕРАКЛ и ЦЕРБЕР сильно устали.


ЦЕРБЕР. Ты чего в меня вцепился?

ГЕРАКЛ. Не знаю... То есть раньше знал, а теперь забыл... А ты чего не сдаешься?

ЦЕРБЕР. Не помню... Раньше помнил. Давно...

ГЕРАКЛ. Жаль... А то бы вспомнили, зачем я в тебя вцепился...

ХВОСТ (самозабвенно продолжает начатую очень давно тираду). ...Я, конечно, никогда не видел свободы, но я всегда чувствовал ее запах. О, это невозможно передать? Чувство свободы сродни чувству полета... Ах, полеты! Я ведь рожден летать, а не мух отгонять от этого Цербера!

ЦЕРБЕР (Гераклу). Слушай, а сколько ты уже меня держишь?

ГЕРАКЛ. Не знаю... Не помню...

ЦЕРБЕР. Устал, наверно?

ГЕРАКЛ. Устал... Из последних сил держу...

ЦЕРБЕР. А я держусь из последних...

ХВОСТ. ...Ах, летать, кружить, парить - это же мечта детства?

ЦЕРБЕР. А если ты меня, например, отпустишь, что будет?

ГЕРАКЛ. Не знаю... Не помню уже. Вроде, ты меня загрызешь...

ЦЕРБЕР. Не загрызу. У меня грызть - сил нету.

ГЕРАКЛ. А у меня держать - нету.

ЦЕРБЕР. А у меня - грызть...

ГЕРАКЛ. Так может, я тебя отпущу тогда?

ЦЕРБЕР. Когда?

ГЕРАКЛ. Не знаю. Наверно, сейчас...

ЦЕРБЕР. Наверно, отпустишь...

ГЕРАКЛ отпускает ЦЕРБЕРА. Оба без сил падают на землю.


ГЕРАКЛ. Слушай, а ты не знаешь, зачем я сюда пришел?

ЦЕРБЕР. Нет, не знаю. Я знаю только, что лучше будет, если ты отсюда уйдешь. Пока я сил не набрался...

ГЕРАКЛ. Да. Пойду, пожалуй, пока сам не набрался...


ГЕРАКЛ с трудом встает и уходит к свету.


ХВОСТ (выбираясь из-под придавившего его Цербера). Ну, вот! Ушел! Ушел единственный, с кем можно было общаться в этом подвале! Но ничего! Он разбудил во мне дракона! Он дал мне почувствовать свои крылья! Он зародил во мне жажду свободы! А что может быть сильнее жажды свободы!..


КАРТИНА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ


На своей террасе ЭВРИСФЕЙ диктует воспоминания ГОМЕРУ.


ЭВРИСФЕЙ. И вот уже сколько времени прошло... времени прошло... Записал?.. А я нет-нет, да и выйду на террасу... Записал?

Подходит к ограждению, смотрит вдаль.

Посмотрю вдаль с тоскою... Записал - «с тоскою»? Вот... Посмотрю с тоскою и вздохну. А увижу вдали фигуру человеческую - и кольнет в сердце надежда: неужели он? Неужели - Геракл?

П а у з а.

Смотрит вдаль.

Неужели - он? Неужели - Геракл?

П а у з а.

Прикладывает ладонь ко лбу козырьком.

Неужели - он? Неужели...

ГОМЕР. Я уже записал.

ЭВРИСФЕЙ (в ужасе). Неужели - Геракл?!

ГОМЕР. Я уже записал: «Неужели - Геракл?»

ЭВРИСФЕЙ (взрываясь). Да что ты заладил: «записал», «записал»!

ГОМЕР. А ты что заладил: «неужели - Геракл», «неужели - Геракл»?!

ЭВРИСФЕЙ (кричит). Да потому, что вон он идет - Геракл! Целый и невредимый. О, горе мне, горе!

КОПРЕЙ (появляясь на террасе). Что случилось, повелитель?

Видит приближающегося Геракла.

Ну вот, здравствуйте...

ГЕРАКЛ. Здравствуйте...

Напряженная тишина - все смотрят на ГЕРАКЛА.

(Виновато). Здравствуй, повелитель... Вот, вернулся...

ЭВРИСФЕЙ. Слышите? Он вернулся! О, горе мне, горе! Он .вернулся! И теперь я должен дать ему свободу! О-о-о!..

Р ы д а е т.

КОПРЕЙ. Погоди, повелитель. А разве ты ему ничего не поручал?

ЭВРИСФЕЙ (немного воспрянув духом). Я? Поручал... кажется...

Р а д о с т н о.

Точно! Помню - поручал.

ГЕРАКЛ. И я помню - поручал.

ЭВРИСФЕЙ (грустно). А вот что поручал - не помню...

ГЕРАКЛ. И я не помню...

ЭВРИСФЕЙ. И я не помню... Так давно поручал, что не помню... О, горе мне, горе!

Опять рыдает.

КОПРЕЙ. Погоди, повелитель. Вот Гомер - писатель. У него все записано.

ГОМЕР. У меня все записано.

КОПРЕЙ и ЭВРИСФЕЙ бросаются к Гомеру и разматывают свиток,

КОПРЕЙ. Вот! Нашел! (Читает). «Пусть Геракл приведет... Пусть Геракл приведет с того света...»

ЭВРИСФЕЙ и ГЕРАКЛ (вспомнив, подхватывают). «Пса цепного по имени Цербер».

ГЕРАКЛ. (Стучит себя кулаком по лбу). О, как же я забыл! Ну конечно же, пес Цербер!

ЭВРИСФЕЙ (очень радостно). Ну вот и хорошо! Вот и замечательно! Пса нет - значит, никакой свободы не будет.

П о е т .

Никакой свободы, никакой свободы!

ГЕРАКЛ (сокрушенно). Никакой свободы, никакой свободы...


«Свобода, свобода!..» - слова эти, распеваемые на манер какой-нибудь песенки, доносятся сначала издалека. Потом ближе: «Свобода, свобода!» И вот наконец в чистом древнегреческом небе над дворцом появляется парящий ДРАКОН. На его хвосте болтается беспомощно перебирающий лапами пес ЦЕРБЕР, а у него на шее висит его конура. И все это пролетает в древнегреческом небе. А ДРАКОН поет: «Свобода, свобода!..»


ЭВРИСФЕЙ, ГЕРАКЛ, КОПРЕЙ (хором). Пес Цербер!


ДРАКОН пролетает обратно: «Свобода, свобода!..»


ЭВРИСФЕЙ. О, горе мне, горе!

Рыдает безутешно.

ГЕРАКЛ. Свобода! Свобода-а-а-!!!


Постепенно дворец куда-то исчезает и остается лишь один ГЕРАКЛ на фоне бескрайних просторов.


ГЕРАКЛ (кричит). О-го-го! Эхо. О-го-го-о-о! Го-го-о-о-о! Э-ге-гей!

ЭХО. Эге-ге-е-ей! Ге-ге-е-ей!

ГЕРАКЛ. Я свободен!

ЭХО. Я сво...

Внезапно осекается.

ГЕРАКЛ. Я свободен!

Т и ш и н а.

(С удивлением). Я сво-бо-ден!

Озирается, словно ищет ЭХО.

Т и ш и н а.

Странно. Эй, эхо!

Т и ш и н а.

Э-хо-о-ооо!

ЭХО. Ну, чего тебе?

ГЕРАКЛ (вздрогнув). А... Так ты здесь?

ЭХО (обычным голосом). А куда я денусь?

И уже как Эхо, с некоторой даже иронией.

Денусь... денусь... денусь...

ГЕРАКЛ. Это хорошо. (Кричит). Я сво-бо-ден!

Т и ш и н а.

Свободен я-а-а-а!!!

ЭХО (после паузы). Подумаешь, расхвастался! Я тоже свободно. Хочу  повторяю, не хочу  не повторяю!

ГЕРАКЛ. Понятно. Рад за тебя. Очень рад!

Звучит музыка, и ГЕРАКЛ, раскинув руки, идет навстречу своей свободе.

Я  свободен!

ЭХО. Я  свободно! Бодно! Одно! Дно! Но! О!


З А Н А В Е С


автор – Михаил Михайлович БАРТЕНЕВ

Москва, тел. (095) 151–25–78

1   2

Похожие:

«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconМишел ь пьеса в двух действиях
З о я. Твой последний, не поняла из какого времени гость, испортил все наши скатерти: на одну пролил соус, на другую кофе. Ну ладно...
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconБулгаков Михаил Афанасьевич бег восемь снов Пьеса в четырех действиях
С е р а ф и м а в л а д и м и р о в н а к о р з у Х и н а молодая петербургская дама
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconПьеса в четырёх действиях
Опушка – посетительница выставки скульптур, накануне обретшая новую ногу, а впоследствии утраченную любовь своей юности
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconБулгаков Михаил Афанасьевич батум пьеса в четырех действиях Действующие лица
Миха, Теофил, Канделаки, Геронтий, Дариспан, Климов, Котэ, Хиримьянц, Тодрия рабочие
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconСказки К. Чуковского. Редакция А. Кузина
От автора. Когда я был маленький, то умел считать. От двух до пяти. Потом я вырос, стал взрослым, прочитал много умных, полезных...
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconСправочник по состоянию на 01. 07. 2012 года
Ереване. С 1988 жил и работал в Москве. Активно участвовал в движении кинообразования (был членом Правления Ассоциации деятелей кинообразования...
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconСправочник по состоянию на 15. 01. 2012 года
Ереване. С 1988 жил и работал в Москве. Активно участвовал в движении кинообразования (был членом Правления Ассоциации деятелей кинообразования...
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconБулат Шалвович Окуджава Окуджава, Булат Шалвович 9 мая 1924 12 июня 1997
Родился в Москве. До войны жил в Москве, Нижнем Тагиле, Тбилиси. В 1942 году из 9 класса добровольцем ушел на фронт, служил минометчиком,...
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах iconКонкурс «Мой папа»
Отечества, праздник, который был и остается одним из самых почитаемых в народе. Это день воинской славы, день армии и флота, всегда...
«жил был геракл» Пьеса в пяти подвигах, двух действиях, четырнадцати картинах icon«бег» опера в двух действиях, семи сценах (по одноименной пьесе М. Булгакова) 2007
Чарнота. У окна – Африкан в тулупе, в виде химика Махрова. В высоком игуменском кресле сидит Серафима, у её ног, на скамеечке – Голубков....
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница