Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с "добавленной" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза "по Поршневу"




НазваниеКнига знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с "добавленной" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза "по Поршневу"
страница8/13
Дата24.10.2012
Размер2.37 Mb.
ТипКнига
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Женщины: гибридизация человеческих видов


Cherchez la femme


Французская поговорка



Что до мужчины, то не только приматы – все млекопитающие готовы откликнуться на 'зов' самки. (Ян Линдблад) Женщина, или говоря строго научно, самка человеческая, представляет собой второй основной биологический компонент человечества, наряду с жизнеобеспечением – знаменитые "любовь и голод".

Чудовищные события, сопровождавшие процесс антропогенеза совершенно уникальны и не имеют никаких, даже самых отдаленных, аналогий в остальном мире животных. С одной стороны, происходило бурное развитие, становление человека разумного, т.е. диффузного, суггерендного вида. С другой, шло внедрение в возникающую человеческую популяцию потомков хищных адельфофагов. Это и ускоряло антропогенез, но и придавало ему жуткие, смертоубийственные формы. В результате этого, человечество явило собой некий парадоксальный микст (мешанина из чуждых компонентов) из симпатрических (совместно проживающих) видов.

Соответственно, парадоксальна и женщина. Хотя человечество, судя по генетическим анализам митохондрий яйцеклетки, и имеет общую прародительницу – первую мать, – но в дальнейшем, по мере внедрения хищного компонента в популяцию Homo presapiens, произошло и неминуемое видовое расщепление женщин: рождавшихся от хищных и нехищных мужчин, соответственно. Если исходить из того, что троглодиты, как и люди, наибольшее морфологическое сходство имеют с шимпанзе, и, значит, жили они в похожей "социальной системе" тасующихся групп, то понятно, что у биологических палеоантроповадельфафагов не могло быть своих постоянных женщин, и они "вынуждено обходились" суггерендными партнершами. Таким образом, можно считать, что видовое разделение женщин имеет вторичный, производный характер, основной же генотип хищности-нехищности несут в себе мужчины, и этот половой диморфизм – одна из основных характеристик рода человеческого.

Роль женщины в истории человеческих сообществ и в становлении цивилизации невероятно сложна и противоречива. Еще больше эта сложность возросла к настоящему времени, в особенности это касается тех стран, которые допустили у "себя в доме" процессы эмансипации женщин – этого "слабого и прекрасного пола". Этот рост имеет там чуть ли не лавинообразный характер по многим параметрам – преимущественно негативным...

За несколько десятков тысячелетий (где-то ориентировочно – в интервале от 40.000 до 25.000 лет тому назад), пропустив – в буквальном смысле – сквозь себя все человеческие виды, женщина снабдила способностью к рассудочному поведению даже потомков биологических палеоантропов – инициаторов адельфофагии в популяциях последних (палеоантроповых) гоминид. Женщина частично передала им наследственные морфологические изменения, произошедшие в префронтальном отделе коры головного мозга у суггерендного – диффузного вида. (Как это следует из предыдущего изложения, выделение неоантропов отдельный в вид достаточно условно, и во многом метафорично, – это как бы "первые среди равных"). Подобная, всего лишь частичная, передача этих "нейро-новаций" была обусловлена тем обстоятельством, что сама женщина могла иметь эти морфологические новшества в тот период видового становления лишь в редуцированной форме: из-за более простого строения своего собственного мозга. И эта простота у большинства женщин сохраняется, оставаясь неизменной до сих пор. Именно эта частичность, "мозговая недостаточность" и стала для человечества роковой: в результате этого хищные гоминиды оказались "лишенными морального сознания", не сумев преодолеть генетический барьер разумности, третьей сигнальной системы.

Более простой, или, если нашим прекрасным дамам так будет угодно, более изящный мозг женщин предполагает и гораздо большую значимость эмоциональных факторов в структуре женской личности, в первую очередь – фактора сексуального. Причем, во всем диапазоне либидоносной ориентации – от нимфомании и бисексуальности до фригидности – приоритет этого фактора не снижается, но лишь модулируется.

Предельный случай существования подобной зависимости (пределен он также и в плане иллюстративности) по линии "секс-мозг" наблюдается у некоторых насекомых, в частности, у богомолов. После того, как самка "ласково" откусывает своему партнеру голову, тот становится прямо-таки "сексуальным маньяком", не выпуская из объятий свою "пассию" ни на секунду – уже до самой своей смерти, т.е. пока его не доедят окончательно. Все это почти явным образом соотносится с человеческой способностью "потерять голову от любви". Оставляя в стороне анекдотичность, нужно отметить, что существуют и человеческие аналоги, чуть ли не буквально такого же "откусывания голов". Это – и Клеопатра, с ее знаменитыми "египетскими ночами", а также и другая ее "коллега" по власти и тоже жрица смертельной любви – грузинская царица Тамара, допускавшая к себе самых красивых, ею лично отобранных юношей, а затем – поутру, "на свежую голову" – прямиком из царской опочивальни, собственноручно вышвыривавшая их в Терек. Именно эта "мозговая редуцированность" объясняет присущий всем хищным, в том числе и хищным мужчинам, "женский потолок" в нравственности, о чем подробней будет сказано несколько далее.

Половой диморфизм у человека, затрагивающий и мозговые структуры, ( предопределяя основную функцию женщин – деторождение, предполагает и сексуальную доминанту в ее поведении, что особенно ярко и неистово может проявляться в случаях относительно комфортных жизненных условий (те же Клеопатра с Тамарой). Вот эти-то два взаимосвязанных фактора: сравнительная простота мозга (его изящество) и сексуальная детерминированность делают и более простой видовую идентификацию женщин (определение их видовой принадлежности).

Действительно, видовая принадлежность у женщин проявляется гораздо ярче, нежели у мужчин. Современная психология проводит отчетливое деление женщин на четыре типа. А в древнеиндийском эротическом трактате "Ветка персика" (нечто среднее между сексуальным самоучителем и справочным пособием для молодоженов, имеющих возможность вести праздную жизнь и желание заниматься исключительно сексом) различие между женщинами прослеживается вообще предельно элементарным образом: по запаху тела. Женщинам присущи четыре запаха: это запахи слона, козы, лотоса и молока. К сожалению, учитывая современную распространенность употребления (зачастую – непомерного) схожих косметических средств, практическое использование подобного критерия становится делом несколько затруднительным и хлопотным.

Среди женщин, в отличие от мужчин, хищные особи относительно более многочисленны, определенно существует заметный дисбаланс, "перекос" в эту сторону. Но особенно распространена (до некоторой степени благодаря именно этому "перекосу") хищная ориентированность женщин. Конечно же, как уже говорилось, женская хищность имеет несомненный опосредованный характер, по своему происхождению она является наследственно приобретенной (что-то наподобие врожденного сифилиса по структуре своего происхождения), всего лишь "неумышленной производной" от адельфофагических эксцессов. Но тем не менее, в своем внешнем оформлении женская хищность трансформировалась практически в те же самые формы, что и у мужчин: авторитарность, жестокость, алчность, коварство. Кроме того, отдельные существенные черты хищного поведения присущи и нехищным женщинам.

Неким "смягчающим вину обстоятельством" является то, что значительная часть хищной энергии женщин сублимировалась в русло материнского инстинкта, усилив функцию сбережения детей, в частности, продлив у всех женщин материнскую любовь до смертного часа... С той, правда, разницей, что хищные женщины могут и ненавидеть своих детей, и нередко – смертельно. Достаточно вспомнить недавнее "чисто американское убийство", когда некая заокеанская мамаша из-за боязни потерять любовника утопила вместе с застрахованным автомобилем своих малолетних детей, так же деловитопредусмотрительно застрахованных.

Необычайно существенно и еще одно отличие – именно в отношении жестокости. Женщины трех видов значительно уступают в этом качестве хищным мужчинам, хотя и превосходят в нем нехищных мужчин, а один вид – женщинысуггесторы превосходит (!) всех мужчин в жестокости. Кроме того, женщинам всех четырех видов в той или иной форме и степени присуща такая их знаменитая черта, как лживость, понимаемая женщинами как свойство несомненно позитивное. Кокетство, наигранная таинственность, "заинтриговывание" – самые безобидные ее проявления.

Таким же общим для всех женских видов свойством, помимо лживости, является их внушаемость. В этом своем качестве они тоже существенно превосходят мужчин, среди которых внушаем лишь диффузный вид, а у неоантропов внушаемость может проявляться в виде легковерия, вскорости корректируемого. Кстати, внушаемость женщин легко объясняет, с учетом отмеченной ранее церебрально-сексуальной "цепной передачи", и повышенную эрогенность у них такого органа чувств, как слух: "женщины любят ушами". Еще одна немаловажная видовая особенность женщин состоит в том, что различие между диффузницами и неоантропичками имеет у них разительный характер, в отличие от плавного смыкания нехищных мужчин. Это обстоятельство, собственно, и явилось основным доводом в пользу выделения неоантропического вида в самостоятельный, но правильнее, по-видимому, было бы считать его всего лишь подвидом (хотя и "авангардным") диффузного вида.

Два основных фактора и определяют видовую принадлежность женщин: степень (и форма) авторитарности и тип эрогенности.

Палеоантропический вид (ныне уже относительно малочисленный) – это авторитарные женщины с весьма активным (по терминологии сексопатологов "клиторальным") сексуальным поведением. Активны они также и в социальнобытовом плане. Сюда дополнительно входит садистская и активногомосексуальная прослойка женщин, являющаяся, как это будет разъяснено далее, гибридной, но по поведению она весьма схожа с "чистокровной" частью вида. По тем же поведенческим характеристикам сюда же следует включить также и тех женщин других видов (это уже – "случайный компонент"), чьи матери в пренатальный период (во время беременности) подвергались воздействию мужских гормонов.

Представительницы этого вида (так же, как и их "попутчицы") в детстве не играют в куклы, в дальнейшем проявляют интерес к чисто мужским профессиям и занятиям, к административной карьере. Зачастую они бывают грубыми и бесцеремонными, и, как правило, не подвержены женской стыдливости. Они похожи на тех женщин, которых Эверет Шостром [11] выделяет в самостоятельный тип: у него это женская разновидность Хулигана, ЖенщинаПила, а Отто Вейнингер [30] именует подобных особ "мегерами".

В России такие особи чаще всего встречались до самого недавнего времени, в "доперестроечный, застойный" период среди продавцов конфликтных отделов магазинов, таких, например, как приснопамятные винно-водочные. Но особенно много палеоантропичек насчитывалось в те времена среди начальства среднего (нижнего номенклатурного) звена – партийного, или же на уровне каких-либо мелких директоров: овощных баз или небольших предприятий невразумительных производств, выпускавших загадочную, ни к чему не пригодную, да и не используемую нигде продукцию, но зато – в больших количествах. После начала "перестройки" они почти исчезли с глаз долой, уйдя в политику (тут их иногда еще видно) и, по большей части, в /около/преступный бизнес.

В нашей стране, в сравнении с другими (европейскими) странами, таких женщин в относительном выражении больше. Повышенная численность в России женщинпалеоантропичек (но особенно – поведенчески им подобных) как бы компенсирует (ущербным, правда, образом) недостаток в ней суперанималовмужчин. И таким образом, к тому печальному, но своеобразному факту, что Россия – "страна дураков", добавляется и дополнительная ее характеристика, как страны "бабьей", или, другими словами, это – общество с феминной направленностью протекания в нем всех социальных процессов: от политических до бытовых. "Бабьи бунты" можно в общем считать российской спецификой: стихийные (т.е. без хищного начала и руководства) акции протеста здесь обычно начинают женщины.

[Прибавление. Вообще воспроизводство дураков у нас, и впрямь, поставлено на поток. Конечно, на этом сказалось подавляющее численное пnревалирование здесь диффузного вида. Но главную ответственность за интеллектуальную поляризованность русского общества, несет прежде всего язык. Русский народ почти так же, как в известном анекдоте про всемогущего Бога и "неподъемный" для него камень, создал непосильный для себя язык: предельно неупорядоченный, в котором на одно правило столько исключений, что невольно возникает вопрос, а есть ли правило. Поэтому многим он оказывается не под силу, что непосредственно и сказывается на уровне мышления. Как указывает Н.Н.Вашкевич [17], "Темный, неорганизованный, алогичный язык приводит к тому, что интеллект русского этноса поляризуется. В обществе становится много дураков, но и много умных. Беспорядочный и хаотичный, трудный и этимологически непрозрачный, он вносит такую же неорганизованность и в мышление. С другой стороны, лишенный жестких шаблонов он не навязывает своих шаблонов и на интеллектуальную деятельность, что обеспечивает широту и нестандартность мышления"].

Именно эти обстоятельства и определяют в значительной степени образ жизни населения: ленивый, но с уникальной способностью к трудовому подвигу, бездумный или же с заоблачными мечтаниями, нерасчетливый, но зато подчас – с интеллектуальными свершениями. И ко всему еще – склочный быт; причем склочность эта всегда проявляется не по существу дела (психологически это совпадает с распространенным явлением: "сгонять злость на посторонних"). А суррогатная женская компенсация привела к тому, что все здесь, в этом обществе, делается кое-как: "мы, русские, вообще, 'коекаки'". Фигурально выражаясь, русская женщина, будучи абсолютно не в состоянии заставить своего безынициативного, но и малоуправляемого мужчину (или же не имея даже и такого) сделать что-либо, берется за это дело сама. Конечно же, чаще всего это происходит опосредованно: она, скажем, нанимает для нужного дела негодного мастера, плохого специалиста (не понимая этого), ну и естественно, что результаты – если они и есть – не впечатляют. Очень похожая ситуация складывается в женских тюрьмах, когда за неимением мужчин некоторые женщины берут на себя их сексуальные функции, это всегда хищные женщины, чаще именно палеоантропички.

Второй хищный женский вид – суггесторный. Это численно весьма "представительный" вид; к тому же он является и авангардным, как бы "задает тон": т.е. вырабатывает женский менталитет. Вкупе с ориентирующимися на него диффузными женщинами, этот хищный, суггесторный вид составляет количественное большинство во всех т.наз. цивилизованных странах, подвергшихся женской эмансипации. (Лишь Россия, понятно, и в этом плане составляет дежурное исключение – для себя естественное, привычное). Это тоже авторитарные женщины, но с выжидательной ("вагинальной") сексуальностью. "Сила женщины – в ее слабости" – эти слова Карла Маркса целиком и полностью применимы именно к этим женщинам: представительницам хищного, суггесторного вида. Внешне – мягкие, женственные, чувственные, зачастую – хрупкие, все из себя чуть ли не воздушные, такие женщины способны на любое притворство, на какую угодно подлость и даже – на преступление (как, опять-таки Марксов, капитал при прибыли в 300%!), ради достижения своих целей – по преимуществу, весьма и весьма далеких от какой-либо нравственной коррелированности.

Всем этим "слабым" созданиям присуща врожденная артистичность (как правило, подсознательная). Она напрямую связана с широко описанной в психиатрии т.наз. "патологической лживостью", основной признак которой – это вера в собственную ложь, полная убежденность в своих "легендах", что позволяет достигать невероятных уровней естественности в изображении искренности, правдивости. Женщины-суггесторы проявляют себя как аферистки, интриганки, шантажистки и т.д. Многие из них становятся актрисами, всегда талантливыми. В молодости такие особы частенько бывают т.наз. "динамистками" – псевдодевственницами. Практически все они отличаются склонностью к изощренным сексуальным отправлениям, и вообще их "сексуальная" карьера имеет головокружительный характер. Среди них существует относительно малочисленный "авторитарно-анальный" подвид, легко идентифицируемый, распознаваемый по влажным, как бы с поволокой, и – если присмотреться – безжалостным глазам.

Потенциально, а при соответствующей жизненной ориентированности и в подходящих для этого условиях -то и в действительности, женщины-суггесторы реально превосходят в жестокости хищных мужчин, как суггесторов, так и суперанималов. Примерами могут послужить и незабвенная Салтычиха, и Софья Перовская, и Коллонтай с Землячкой. Можно также вспомнить и "ТонькуПулеметчицу" – разоблаченную под старость пособницу фашистских оккупантов; эта мерзавка расстреливала пленных большими группами из пулемета, за что и получила свое прозвище. Любила расстреливать людей и знаменитая испанская интернационалистка Долорес Ибаррури-Пассионария. Подальше от нас, в Южном Полушарии, но поближе к нам по времени, подобный же пример являет собой зулуска (?) Винни Мандела (бывшая жена нынешнего президента ЮАР), которая истязала похищаемых подростков, при этом весело распевая и приплясывая.

Но здесь – в вопросе жестокости, все же следует сделать оговорку, ибо всегда в любой области "личный рекорд" непременно принадлежит, так или иначе, мужчинам. "В общекомандном же зачете", наоборот, всегда имеют преимущество женщины – такова уж закономерность (мужчины – это "оперативная память" человечества, а женщины – "постоянная"). Точно так же и в этой "сфере деятельности": еще большую жестокость, нежели отмеченные женщинысуггесторы, способны выказать и продемонстрировать хищные мужчиныгомосексуалисты, в частности, в своих любовных "разборках", в результате которых остаются, хорошо известные криминалистам, т.наз. "пакеты": предельно жестоко и не менее изощренно изуродованные трупы – не то не поладивших между собою соперников, не то неверных, тоже однополых, любовников.

[
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconЛекция 2 Методические основы личностно- ориентированной системы обучения, направленной на общее развитие школьника. Лекция знакомит со взглядами Л. В. Занкова на понятие «система обучения»
Елена Валерьевна Сурначева учительница начальных классов, работающая в системе ро им. Л. В. Занкова
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconКнига Эрнандо де Сото "Иной путь"
Экономисты порой рассказывают такие истории, которым позавидовали бы и сочинители романов. Книга Эрнандо де Сото "Иной путь" наилучший...
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconВ «Неизвестной истории человечества»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 2001. — 528 с
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconВ «Неизвестной истории человечества»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 2001. — 528 с
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconВ «Неизвестной истории человечества»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 1999. — 496 с
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconЭволюционная патопсихология (перелистывая книгУ б ф. поршнева «о начале человеческой истории»)
Яя взгляды Е. С. Молчановой и И. В. Добрякова (2008), автор напоминает почти забытое имя основателя отечественной исторической психологии...
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconДиденко Борис Андреевич. Хищная власть
Именно они на протяжении всей истории существования человечества оказываются у власти, образуют чудовищный конгломерат "сильных мира...
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconДиденко Борис Андреевич. Хищная власть
Именно они на протяжении всей истории существования человечества оказываются у власти, образуют чудовищный конгломерат "сильных мира...
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconДиденко Борис Андреевич. Сумма антропологии
Диденко Б. Сумма антропологии (кардинальная типология людей). — [М., 1993]. — 62 с
Книга знакомит с основными взглядами Поршнева на развитие человечества, с \"добавленной\" Б. Диденко иной видовой интерпретацией концепции антропогенеза \"по Поршневу\" iconПроект по обществознанию на тему: «Труд и речь в процессе антропогенеза»
Антропогенез (или антропосоциогенез) — процесс историко-эволюционного формирования физического типа человека, первоначального развития...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница