Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв




НазваниеОбщественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв
страница1/6
Дата12.10.2012
Размер0.83 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5   6

На правах рукописи




БУКТУГУТОВА РОЗА САБЫРОВНА


ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ В СТЕПНОМ КРАЕ

В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ ХХ ВВ.


Специальность 07.00.02 – Отечественная история




Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Омск

2007


Работа выполнена на кафедре всеобщей истории, географии и методики преподавания дисциплины Кокшетауского государственного университета им. Ш.Ш. Уалиханова (Республика Казахстан).


Научный консультант: заслуженный работник высшей школы РФ,

доктор исторических наук, профессор

А.П. Толочко



Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор

М.В. Шиловский

доктор исторических наук, профессор

А.В. Гайдамакин

доктор исторических наук, профессор

В.В. Менщиков

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Кемеровский государственный

университет».


Защита состоится 24 октября 2007 г. в 10-00 часов на заседании диссертационного совета ДМ.212.177.04 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Омском государственном педагогическом университете (644099, г. Омск, ул. Партизанская, 4).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета (644099, Омск, наб. Тухачевского, 14, библиографический отдел).


Автореферат разослан «________________» 2007 г.

Ученый секретарь


диссертационного совета,

доктор исторических наук, профессор Г.А. Порхунов


I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность и научная значимость темы. На протяжении всего ХХ в. тема взаимоотношений между Казахстаном и Россией оставалась одной из самых приоритетных в исследованиях казахстанских историков. Она сохранила свою актуальность и сегодня, когда Казахстан и Россия стали суверенными государствами. Однако история внесла свои коррективы в разработку указанной проблемы, по-новому расставила акценты в различных ее аспектах. После распада СССР, в связи с установлением взаимоотношений двух стран на новой основе, внимание российских и казахстанских историков привлекли такие сюжеты, которые ранее находились на обочине магистрального развития исторической науки. К ним, в частности, можно отнести историю Степного края, расположенного в самом центре Евразийского континента.

Степное генерал-губернаторство (широко распространенное неофициальное название – Степной край) было образовано царским правительством в 1882 г. для осуществления административных реформ, проведения политики по колонизации казахской степи, развития городов, промышленности и торговых связей. Оно просуществовало до марта 1917 г. Для того, чтобы представить размеры Степного края, можно привести такие сравнительные данные: он соответствовал примерно 1/5 части территории Европейской России1. В состав указанного генерал-губернаторства входили Акмолинская, Семипалатинская и до 1898 г. Семиреченская области.

Для административного управления Акмолинская и Семипалатинская области в конце XIX – начале ХХ вв. делились каждая на 5 уездов, всего в Степном крае насчитывалось 10 уездов. Акмолинская область включала следующие уезды: Омский, Петропавловский, Кокчетавский, Атбасарский и Акмолинский. В состав Семипалатинской области входили Каркаралинский, Павлодарский, Семипалатинский, Усть-Каменогорский и Зайсанский уезды. Общими характерными особенностями двух областей в конце XIX в. являлось их территориально-хозяйственное устройство, в котором преобладали скотоводческо-земледельческий тип хозяйства и превосходство кочевого казахского населения. Часть территории Семипалатинской области граничила со среднеазиатскими провинциями Китая. Акмолинская область служила ближайшим регионом для сухопутного и водного сообщения с Западной Сибирью и с торговыми рынками Европейской России. Население Степного края на рубеже XIX-ХХ вв. составляло около 1,5 миллиона человек2. Кочевое население представляли казахи, оседлое население – горожане, казаки и крестьяне, по национальному составу преимущественно русские.

После образования в 1882 г. Степного генерал-губернаторства прошло немногим более 10 лет, как в жизни края наметились значительные изменения. В первую очередь это было связано с "открытием восточных регионов для российского капитализма", чему в решающей степени содействовало строительство транссибирской железнодорожной магистрали. Сибирская железная дорога, хотя и прошла лишь по северной окраине Степного края, однако она оказала большое влияние на его хозяйственное развитие. За короткий исторический период огромный регион, пребывавший на стадии феодализма и зачатков капитализма, вынужден был форсировать свое экономическое развитие. После проведения железной дороги заметно возрастает транспортное и торгово-промышленное значение Петропавловска и особенно Омска. В конце XIX – начале XX вв. военно-политические функции Омска как форпоста России в казахских степях с каждым годом все больше сочетались с функциями хозяйственными, общественными и культурными.

Омск быстро рос и к 1917 г. стал самым большим по численности населения городом Сибири и Степного края. С приходом железной дороги Омск становится также крупной перевалочной базой для тысяч крестьян-переселенцев, направлявшихся в Степной край и южные уезды Тобольской губернии. Высокие темпы переселенческого движения, как указывает исследователь Н.Е. Бекмаханова, привели, например, к тому, что в Акмолинской области в 1897-1916 гг. показатели естественного прироста населения более чем в 2,2 раза уступали показателям механического движения3. Огромные массы переселенцев, прибывавшие из центральных районов России, преобразили формы земледелия и сформировали новый аграрный сектор края. Адаптация русских переселенцев в иной этнокультурной среде носила объективно трудный характер, однако хозяйственные связи, установившиеся между русскими и казахами, показывали их взаимовыгодность для обеих сторон. Среди казахского населения увеличилось число хозяйств, которые приспосабливались к условиям рынка, занимались товарным скотоводством, торговлей, расширяли посевы зерновых культур. С обслуживанием нужд сельского хозяйства во многом связан рост торгово-промышленного значения таких городов Степного края, как Петропавловск, Семипалатинск, Павлодар и Акмолинск. Наряду с появлением предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья в Степном крае в рассматриваемый период увеличилось также количество промышленных заведений, связанных с добычей полезных ископаемых. Вместе с тем, несмотря на определенные сдвиги, хозяйственное развитие Степного края в конце XIX - начале XX вв. в условиях существовавшего в России самодержавного строя имело ряд черт, характерных и для других окраин страны. Здесь развивались лишь те отрасли экономики, которые не создавали конкуренции для фабрично-заводской промышленности Европейской России и не могли изменить ситуацию, когда окраина выступала в качестве сырьевого придатка и обширного рынка для торгово-промышленной буржуазии центра страны4.

Развитие капиталистических отношений в Степном крае в конце XIX – начале XX вв. знаменовалось и значительными социальными сдвигами: ускорилось формирование местной буржуазии, наблюдалась классовая дифференциация крестьянства, активизировался процесс формирования рабочего класса. Хотя в силу особенностей социально-экономического развития эти процессы в степных областях начались с заметным запозданием, чем в Европейской России, и протекали более медленными темпами, но благодаря им и здесь подготавливалась почва для самоопределения и размежевания различных общественных слоев. Общественное движение в этом регионе, как отмечают современные исследователи, «развивалось как составная часть общероссийского. Его содержание составляла, с одной стороны, борьба широких общественных сил (от революционных до либерально-оппозиционных) против пережитков феодализма, за демократизацию политического строя; с другой стороны – борьба трудящихся против гнета капитала. В то же время отличительной особенностью общественного движения в Степном крае, по сравнению со многими другими районами страны, было наличие в нем такой составляющей, как национально-освободительная борьба казахского народа против колониальной и русификаторской политики царских властей»5.

В настоящее время, когда Россия и Казахстан проходят этап социально-экономической и политической модернизации, в основе которой лежит концептуальная модель, предусматривающая создание общества открытого типа, демократических, миролюбивых государств, повысился интерес к общественной истории конца ХIХ – начала ХХ вв. «Это был период роста самосознания всех народов Российской империи. Ликвидация крепостничества, введение земского самоуправления, переход монархической России, хотя медленно, мучительно, на рельсы конституционализма, рождение многопартийности, реформы П.А. Столыпина, распространение либеральной идеологии среди различных социальных групп, принимающих ценности рыночной экономики, медленное, но уверенное движение России по пути модернизации и европеизации, парламентской демократии…»6, – так характеризует указанный этап общественного развития известный казахстанский ученый-историк М.К. Козыбаев.

Обращение к изучению общественного движения в Степном крае в конце XIX – начале ХХ вв. обусловлено необходимостью осмысления региональных процессов в контексте имперской политики России, взаимодействия казахского народа с соседними этносами. Современное состояние научных исторических знаний требует нового концептуального осмысления истории общественного движения, конкретизации многих событий, пересмотра ряда устоявшихся взглядов и положений. В данной связи освещение общественного движения в Степном крае в конце ХIХ-начале ХХ вв. позволяет выявить как общие черты, так и специфику в его развитии в сравнении с аналогичными процессами в других регионах Российской империи, и тем самым решить важную научную проблему.

Разработка названной темы представляет интерес и в практическом плане. Осмысление заявленной проблемы, и, в частности, таких ее составляющих, как партийно-политическое, рабочее, общедемократическое, национально-освободительное движение, роль общественной инициативы в культурной жизни, ряда других аспектов, позволяет не только расширить наши знания о прошлом, но и выводит на новый уровень осмысления различных явлений современной общественной жизни.

Наряду с внутриполитическим известную актуальность имеет и внешнеполитический аспект изучаемой проблемы. Россия всегда была и остается важнейшим партнером Казахстана не только в экономической, но и во всех основных сферах жизнедеятельности; судьбы народов наших государств переплетены изначально. В этой связи раскрытие роли общественной инициативы в развитии культурных связей русского и казахского народов, изучение просветительской деятельности российской интеллигенции среди казахского населения должно способствовать укреплению дружбы между народами России и Казахстана.

Степень изученности проблемы. Переходя к историографии проблемы, отметим, что история общественного движения в Степном крае в конце Х1Х-начале ХХ вв. включает несколько взаимосвязанных проблем. В их числе формирование и деятельность партийно-политических организаций, рабочее, общедемократическое, национально-освободительное движение, выборы в Государственную думу, деятельность депутатов в Думе, роль общественной инициативы в культурной жизни региона. На разных этапах развития историографии те или иные направления и сюжеты привлекали большее или меньшее внимание исследователей. Это определялось запросами общества, политической ситуацией и доминирующей идеологией, а также логикой развития самой исторической науки. Так, в дооктябрьский период определенный вклад в изучение роли общественной инициативы в культурной жизни Степного края внесли Г.Н.Потанин, Г.Е. Катанаев, А.Н. Седельников и ряд других авторов. Вклад российской интеллигенции в развитие культурно-просветительной работы среди коренного населения казахской степи был частично рассмотрен в работах А.Е. Алекторова, С.М. Граменецкого и Н.П. Остроумова. Отдельные аспекты вопроса, связанного с процессом формирования и положения различных отрядов местного пролетариата, нашли отражение в работах В. Семевского, А.А. Сборовского и Г.Д. Романовского. В работах названных авторов имелись сведения о развитии горной промышленности, числе рабочих на некоторых предприятиях, продолжительности рабочего дня и размере заработной платы. В исследованиях А.А. Кауфмана, А.Л. Трегубова, Т. Седельникова, А. Комарова, некоторых других авторов, посвященных рассмотрению сюжетов о колонизации русскими переселенцами территории казахской степи, встречались сведения о «крестьянских беспорядках», однако эти исследователи считали их следствием конфликтов между русскими крестьянами и коренным населением, а не проявлением недовольства аграрной политикой царизма.

В целом, вопросы, связанные с изучением общественного движения в Степном крае в конце XIX – начале ХХ вв., не привлекли широкого внимания со стороны дореволюционных авторов. Слабая разработка темы в дооктябрьский период крылась в малочисленности круга профессиональных историков, нечеткости их методологических установок, отсутствии соответствующих научно-организационных центров.

В советской, а вплоть и до недавних лет в современной казахстанской и российской историографии, общественное движение в Степном крае в конце XIX – начале ХХ вв. изучалось не в рамках единой административно-территориальной структуры, а как составная часть общественного движения либо Казахстана, либо Сибири. В результате не складывалось целостного представления о развитии общественного движения на этой огромной окраине Российской империи. К тому же, вплоть до конца 1950-х гг., отталкиваясь от ленинской концепции гегемонии пролетариата в демократической революции и руководящей роли большевиков в этом процессе7, но понимая ее весьма односторонне, исследователи рассматривали общественное движение как в Омске, являвшимся административным центром Степного края, так и степных областях только под углом зрения революционной борьбы пролетариата и его социал-демократического авангарда. В исследованиях историков сибирского региона 1920-1950-х гг., например, которые выделяли Омск в качестве одного из ведущих центров революционного движения в крае, большевизация истории общественного движения проявилась в том, что главное внимание уделялось показу роли местной организации РСДРП по руководству рабочим движением в этом городе, словно здесь не было ни эсеров, ни либералов, ни монархистов, ни других сил и социальных слоев, являвшихся участниками общественного движения. Ф.Г. Виноградов в своей работе «Рабочая печать Сибири», в частности, характеризуя нелегальную социал-демократическую печать, считал ее целиком большевистской, игнорируя участие в ней меньшевиков8. М.К. Ветошкин, стремясь показать главенствующую роль большевиков практически во всех событиях общественной жизни в Сибири, в том числе и в Омске, отмечал: «…почти не было ни одного революционного выступления масс, во главе которого не стояли бы большевики»; «…забастовками повсюду руководят местные социал-демократические организации, которые придают движению организованный и политический характер»9. Однако, приводимые исследователем даже единичные факты о деятельности социалистов-революционеров ставили под сомнение абсолютную достоверность данных положений. М.М. Шорников в своей книге «Из истории большевистских организаций Сибири» допускал явное преувеличение в оценке влияния социал-демократов на рабочее движение в Омске, причем зачастую не находя подтверждения своих выводов в конкретно-фактическом материале, прибегал к его произвольной трактовке. Так, говоря о состоявшейся в Омске в ноябре 1902 г. «билетной забастовке» железнодорожников, которой руководили социал-демократы, он писал о столкновении рабочих с войсками10, хотя, как уже отмечалось в исследовательской литературе, эти сведения не соответствовали действительности11. Те же самые оценки содержались в работах И.Г. Зобачева, А.И. Ключникова и Д.Б. Груша, Б.В. Кондрикова и ряда других авторов.

Аналогичные подходы в 1920-1950-е гг. были характерны и для изучения общественного движения в степных областях в конце XIX – начале ХХ вв. в публикациях историков Казахстана. В 20-30-е годы ХХ в. в Казахстане начался процесс становления советской государственности, науки и культуры. В исторической науке здесь постепенно определялись предмет и метод исследований, обозначилась проблематика, формировался корпус источников, создавались центры науки и подготовки кадров ученых. В первые десятилетия советской власти в Казахстане изучением исторического прошлого занимались, как правило, партийные и государственные работники – А.Т. Джангильдин, С.Д. Асфендияров, У. Джандосов, В.Г. Соколовский, Г. Тогжанов, Т. Рыскулов, Н.Т. Тимофеев и ряд других, и лишь в 1940-1950-е гг. к этой работе подключились профессиональные историки.

Особый интерес у исследователей Казахстана, также как и у историков Сибири, вызывали сюжеты, связанные с развитием социал-демократического и рабочего движения. Именно в этой сфере исследовательской работы, как ни в каких других, сказывалось влияние партийной идеологии на научные исследования. Стремление к показу лидирующего положения большевиков влияло на избирательность научного видения. Как отмечал исследователь М.К. Козыбаев, «…на протяжении длительного времени проблемы отечественной истории ХХ века рассматривались в единстве с общероссийским революционным движением, историей большевизма, при этом социально-экономическое положение в крае, революционность его народа идеализировались, подтягивались до уровня метрополии. В результате на первое место выдвинулось рабочее движение (хотя оно в Казахстане делало первые шаги), пролетариат был признан предводителем крестьянского и национально-освободительного движений, их гегемоном, национальное движение стало частью русского рабочего движения»12.

Основное внимание казахстанскими историками уделялось событиям первой российской революции, а также попутно затрагивались некоторые другие периоды революционного движения. В работах авторов 1920-1950-х гг. была проделана определенная работа по мобилизации конкретно-фактического материала, расширению источниковой базы исследований, однако для литературы тех лет характерно подтягивание зрелости социал-демократического и рабочего движения в степных областях до общероссийского уровня. Так, в статье Р.Ф. Смирновой, например, утверждалось, что еще задолго до 1905 г. «во всех областях Степного края и Туркестана стали распространяться воззвания Петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса»13. Но никаких документов, подтверждающих эти факты, автор не приводил. Г.Ф. Дахшлейгер, рассматривая Омско-Петропавловскую стачку железнодорожных рабочих в феврале 1907 г., особое внимание уделил показу руководящей роли большевиков в ее организации и проведении, отметив, что она оказала большое влияние на рост классового самосознания, в частности, рабочих-казахов, хотя в этой стачке они никакого участия фактически не принимали14. Б.С. Сулейменов в книге «Казахстан в первой русской революции», характеризуя думские избирательные кампании, писал, что при поддержке царских властей в I и II Государственные думы от коренного населения региона депутатами были избраны лица, являвшиеся представителями «феодально-байской верхушки»15. Ученым была искажена историческая действительность, ибо был скрыт факт избрания депутатами Государственных дум ряда представителей казахской демократической интеллигенции, придерживавшихся либеральных воззрений и выступавших в качестве политических оппонентов большевиков. Произошло это, по нашему мнению, не потому, что Б.С. Сулейменов не владел конкретно-фактическим материалом, а, наоборот, сделано было сознательно. В то время, когда автор писал данную книгу, было опасно даже упоминать имена таких казахских общественных деятелей, как Алихан Букейханов, Бакытжан Каратаев и ряда других, которые в свое время являлись депутатами Государственной думы России.

Тенденция к подмене истории общественного движения историей большевизма проявила себя также в работах Н. Тимофеева и С. Брайнина, А.Ф. Якунина, С. Баишева, Т. Губы и ряда других казахстанских ученых периода 1920-1950-х гг. Хотя авторами был собран весомый фактический материал, подход к его анализу не отличался объективностью: акцент делался на успехах большевиков, их ошибки замалчивались или преподносились в оправдательной форме. В отношении меньшевиков использовался обратный прием: подчеркивались их просчеты и ошибки, а трудности в развитии социал-демократического движения всецело приписывались им.

Деятельность других политических партий в степных областях в начале ХХ в. историками Казахстана в 1920-1950-е гг. фактически не изучалась. Практически все они служили фоном для показа их несостоятельности по сравнению с большевистским подпольем. Острота политической борьбы, которая была реальностью и в степных областях, оставалась вне поля зрения авторов. Это, безусловно, повлияло на отношение к исследованию местных организаций непролетарских партий. Если на союзном уровне в 20-30-е гг. еще можно было найти публикации, анализирующие деятельность непролетарских партий (С. Черномордика и В. Быстрянского о партии эсеров, В. Стального о кадетах, В.Н. Залежского о монархистах), то в Казахстане таких работ, по сути дела, не встречалось. Кроме того, если в 1920-х гг. в работах казахстанских исследователей еще встречались упоминания о представителях национальной либеральной интеллигенции, движение которых привело к образованию после революционных событий 1917 г. партии «Алаш», то в последующие десятилетия эта тема вообще не поднималась и относилась к разряду «закрытых». Определение политической деятельности А.Н. Букейханова и возглавляемого им алашского движения как «буржуазно-националистического и антисоветского» было доминирующей тенденцией в работах 20-50-х гг.

Наряду с изучением истории социал-демократического и рабочего движения в степных областях в конце XIX – начале ХХ вв. в публикациях казахстанских авторов в 1920-1950-е гг. нашли отражение также отдельные аспекты аграрного и национально-освободительного движения. Так, исследователи А.Б. Турсунбаев, Л.М. Ауэзова и Г. Тогжанов, рассматривая социально-экономическое положение казахского аула и переселенческое движение русских крестьян на территорию степных областей, приводили сведения, свидетельствующие об обострении социальных противоречий и развитии классовой борьбы в аграрном секторе региона16, не забывая указать, что на этот процесс главное влияние оказала революционная борьба пролетариата. Авторов нисколько не смущало то обстоятельство, что конкретно-фактического материала, подтверждающего этот вывод, в их распоряжении практически не было.

Историография национально-освободительного восстания 1916 г. в казахской степи была представлена в рассматриваемый период в основном статьями, опубликованными на страницах периодической печати, а также работами о ходе восстания в отдельных местностях17. Многие вопросы этой проблемы оставались малоизученными, среди них социально-экономические и политические предпосылки восстания, его содержание и своеобразие.

Следует отметить, что в исследованиях историков Казахстана в 20-50-е гг. практические не рассматривалась роль общественной инициативы в культурной жизни степных областей в конце XIX – начале ХХ вв. Фрагментарные сведения по этому вопросу содержались лишь в монографии Т.Т. Тажибаева «Развитие просвещения и педагогической мысли в Казахстане во второй половине XIX в.»18.

Те же подходы сказывались и при составлении сборников документальных материалов, посвященных истории революционного движения в Омске и степных областях в конце XIX – начале ХХ в. Их составители при подборке документов приоритет отдавали тем из них, которые свидетельствовали о руководящей роли социал-демократов по руководству классовыми выступлениями рабочих, а материалы, содержавшие сведения о деятельности организаций других политических партий, если и приводили, то лишь для показа их несостоятельности19.

С начала 1960-х гг. наблюдались заметные сдвиги в разработке проблемы. Заметное влияние на преодоление недостатков в развитии исторической науки оказала идеологическая позиция ХХ съезда КПСС. Более пристальное внимание исследователей к изучению ленинских оценок, повышение теоретического уровня публикаций, расширение их источниковой базы способствовали постановке целого ряда актуальных вопросов и поиску подхода к изучению общественного движения как комплексной проблеме. Хотя в 60-80-е гг. в общесоюзной историографии основное внимание авторами по-прежнему уделялось изучению деятельности большевиков и роли пролетариата как гегемона освободительного движения, но вместе с тем значительно расширилось внимание к характеристике участия других демократических слоев (крестьянства, интеллигенции и т.п.) в революционном движении. Возросший в эти же годы интерес к проблеме союзников и противников пролетариата на буржуазно-демократическом этапе революции заставил исследователей обратить внимание на изучение истории непролетарских партий в России. Усилиями К.В. Гусева, Б.В. Леванова, Е.М. Корноухова, В.Н. Гинева, С.Н. Канева была проделана значительная работа по изучению процесса эволюции мелкобуржуазных партий и организаций. Ту же роль применительно к изучению помещичьих и буржуазных партий сыграли публикации Л.М. Спирина, В.В. Комина, В.В. Шелохаева, А.Я. Авреха, С.А. Степанова, других авторов. Результатом исследовательской деятельности по изучению истории непролетарских партий в России стал коллективный труд, опубликованный в 1984 г., который как бы подвел итоги работы, проделанной советскими авторами по изучению этой проблематики20.

В публикациях историков сибирского региона, также как и в работах исследователей Казахстана, в 60-80-е гг. в соответствии с тенденциями развития общесоюзной историографии наиболее интенсивно по-прежнему изучалась история местного социал-демократического подполья и его деятельность по руководству рабочим движением. Среди сибирских исследователей эти сюжеты нашли отражение в публикациях Н.В. Блинова, В.М. Самосудова, Н.И. Кабацкого, Н.Н. Щербакова, А.А. Мухина, ряда других авторов21. Из работ казахстанских историков этих лет обращают на себя внимание исследования А.А. Холодкова, П.М. Пахмурного, С.Н. Имашева, А. Мухтарова, М.Х. Асылбекова, некоторых других ученых22. Несмотря на то, что тенденция к подмене общественного движения историей большевизма и рабочего движения в указанный период полностью не была преодолена, однако другие аспекты этой проблемы стали рассматриваться более глубоко и всесторонне. В частности, в работах И.Г. Мосиной, М.В. Шиловского, О.А. Харусь, А.Л. Афанасьева, ряда других авторов получили освещение различные аспекты деятельности непролетарских партий в Сибири, в том числе и в городе Омске. Кроме того, некоторые статьи сибирских историков и документальные издания были специально посвящены рассмотрению отдельных сюжетов общественного движения в этом городе23. В работах историков Казахстана в 60-80-е гг. проблемы истории общественного движения в степных областях также стали рассматриваться в более широком ракурсе. Так, в работах П.Г. Галузо, Б.С. Сулейменова, А.Б. Турсунбаева нашли отражение характер и формы аграрного движения в казахской степи24, а в работах Х. Турсунова, Б.С. Сулейменова и В.Я. Басина достаточно подробно были исследованы социально-экономические предпосылки и сам процесс национально-освободительной борьбы в степных областях25. По сути дела, впервые в казахстанской историографии началось изучение думских избирательных кампаний и деятельности депутатов от Казахстана в Государственной думе26. Весьма активно в рассматриваемый период в публикациях по истории народного образования в Казахстане стала изучаться роль общественной инициативы в культурной жизни региона27.

В целом, применительно к историографии 1960-1980-х гг. есть основания говорить о заметных подвижках в изучении общественного движения в Степном крае в конце XIX – начале ХХ вв., хотя они наметились с некоторым запозданием, чем в исследованиях общесоюзного уровня. Безусловно, что в суждениях ряда авторов еще проявляли себя рецидивы прошлого28, но вместе с тем общественное движение рассматривалось уже с учетом не одного, а и других составляющих его элементов. В силу этого стало возможным более обоснованно судить об основных тенденциях развития общественного движения на демократическом этапе революции, как в Омске, так и в степных областях.

После распада СССР и образования Содружества независимых государств изучение проблемы было продолжено российскими и казахстанскими исследователями. В соответствие с проблематикой общероссийских исследований, в центре внимания которых оказалась история партийно-политического движения, и, прежде всего, непролетарских партий, историки сибирского региона в 1990-е гг. также активизировали работу в этом направлении. Достаточно напомнить в этой связи о публикациях М.В. Шиловского, С.В. Макарчука, О.А. Харусь, А.П. Толочко, некоторых других авторов, в которых был затронут широкий спектр вопросов, связанных с изучением деятельности организаций политических партий в Сибири (от социал-демократов до либералов, черносотенцев и т.п.)29. В эти годы был опубликован и ряд статей по истории партийно-политического движения в Омске, а также издана хроника общественного движения в этом городе в конце XIX – начале ХХ вв.30. Для историографии Казахстана в 1990-е гг. наиболее актуальной стала проблема осмысления деятельности национальной интеллигенции, сыгравшей значительную роль в развитии национально-освободительного движения казахского народа. В связи с реабилитацией лидеров национально-освободительного движения начала ХХ в., репрессированных в 1930-е гг., историческая наука обогатилась мощным пластом ранее не использованных источников и литературы. В настоящее время общественность получила возможность читать труды Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Мыржакыпа Дулатова, Жакыпа Акпаева, Шакарима Кудайбердиева и других представителей национальной интеллигенции, выходцев из Степного края. В этой связи исследователи направили свой поиск на тщательное и всестороннее изучение их жизни и деятельности31. Поскольку некоторые лидеры национально-освободительного движения в казахской степи были избраны депутатами I и II Государственных дум, внимание историков Казахстана привлекли также сюжеты, связанные с думскими избирательными кампаниями и деятельностью депутатов от коренного населения, ставших думскими деятелями32.

На рубеже XX-XXI вв. подходы исследователей к изучению общественного движения в Степном крае заметно изменились. Оно стало рассматриваться как российскими, так и казахстанскими авторами все больше в рамках единой административно-территориальной структуры. Примечательно, что авторы вышедшего в 2000 г. третьего тома «Истории Казахстана» указали на необходимость изучения общественного движения в степных областях в конце XIX – начале ХХ вв. с учетом той роли, которую Омск играл в жизни этих территорий33. Заметный вклад в разработку проблемы внесли Международные научные конференции «Степной край Евразии: историко-культурные взаимодействия и современность», состоявшиеся в 1998 г. в Омске, в 2001 г. в Кокшетау, в 2003 г. в Астане и в 2005 г. в Омске. В докладах участников этих конференций был затронут целый ряд малоизученных и дискуссионных аспектов истории общественного движения в Степном крае в конце XIX – начале ХХ вв.34. Важным этапом в изучении проблемы стала публикация документального издания «Общественное движение в Степном крае в 1895 – марте 1917 гг.: Хроника, материалы, документы»35.

Несмотря на определенные сдвиги, достигнутые в освещении проблемы, ее изучение в имеющихся публикациях ограничено, как правило, тематическими, территориальными или хронологическими рамками. Иллюстративный характер сведений об общественном движении в Степном крае в конце XIX – начале ХХ вв. во многих работах казахстанских и российских исследователей – явное свидетельство недостатка конкретно-исторических знаний по указанным сюжетам. Отсутствие до сих пор специального обобщающего исследования по истории общественного движения в Степном крае в конце XIX – начале ХХ вв., недостаточная изученность многих важных вопросов темы – все это свидетельствует о необходимости дальнейшей разработки названной проблемы.

  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв icon"Рабочее движение и буржуазные партии США в конце XIX начале XX вв."
Сша в конце XIX – начале XX вв. Данная тема позволяет глубже изучить политические реалии США в рассматриваемый период, исследовать...
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconНаучно-технический прогресс в к. XIX начале XX вв
Мир в начале XX в. Становление индустриального общества. Научно-технический прогресс в к. XIX начале xxвв Проблема периодизации нтр....
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconРазличные статьи последних лет
Роднов М. И. Стерлитамакская пристань и хлебная торговля в крае в конце XIX – начале XX веков // в центре Евразии / Отв ред. Д. П....
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconТатарское общественно-политическое движение в конце XIX начале ХХ вв как фактор конструирования национальной идентичности
Работа выполнена в Институте истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconСтраны мира в начале XX века
Какое государственное устройство было у большинства европейских государств в конце XIX – начале XX вв.?
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconСуд присяжных в россии во второй половине XIX начале XX века (на примере пензенской губернии)
Охватывают Пензенскую губернию и составлявшие ее в конце XIX – начале XX века 10 уездов: Городищенский, Инсарский, Чембарский, Керенский,...
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconЮнусова Л. В. Брачно-семейное состояние населения сибирского города в конце XIX – начале XX вв. (на примере г. Тюмени)
Сибири в пореформенный период и пришел к выводу, что в сибирской деревне во второй половине XIX – начале XX вв происходил процесс...
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconА. П. Романов Историографические проблемы истории начального образования русского крестьянства в конце XIX начале ХХ века
Историографические проблемы истории начального образования русского крестьянства в конце XIX — начале ХХ века
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв icon-
Андрей Бородий (Волочинск). Численность и расположение еврейского населения в Юго-Западном крае во второй половине XIX – в начале...
Общественное движение в степном крае в конце XIX начале ХХ вв iconАрхеологическая деятельность научных обществ нижнего поволжья в конце XIX начале XX веков
Археологическая деятельность научных обществ нижнего поволжья в конце XIX – начале XX веков
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница