Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации




Скачать 324.03 Kb.
НазваниеЭтнополитические процессы российского общества в контексте глобализации
страница2/3
Дата10.10.2012
Размер324.03 Kb.
ТипАвтореферат
1   2   3

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы.


ОСНОВНОЕ Содержание работы


Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы, определяются цель и задачи исследования, раскрываются научная новизна и практическая значимость диссертационной работы.

Первая глава «Этносы, нации и государства как социально-политические субъекты современности» носит теоретико-методоло­гичес­кий характер. В ее первом параграфе «Основные теоретические парадигмы этничности» рассматривается развитие основных концепций этноса и этнического. Исторически первой в российской и мировой этнологии была примордиальная концепция этничности, видным представителем которой был С.М.Широкогоров. Отличительная черта примордиализма – убежденность, что этнические группы всегда могут быть различены на основании объективных признаков, таких, как происхождение, язык, особенности материальной культуры, образ жизни, обычаи и т.д. Примордиальное определение хорошо «работало» в практической этнографии в отношении «затерянных» племен и народов, ведущих первобытный образ жизни, однако становилось не вполне адекватным, когда дело касалось различения этносов в современных полиэтничных обществах.

Возникшие трудности была призвана разрешить концепция этнического, созданная Ю.В. Бромлеем, который ввел в определение этноса, кроме объективных, некоторые субъективные признаки, такие, как осознание общности с группой, а также общее имя – этноним. Однако очень быстро выяснилось, что субъективные признаки способны противоречить объективным: человек, например, считает себя украинцем, однако по всем объективным признакам, в т.ч. по языку, месту проживания, одежде и т.д. может идентифицироваться наблюдателем как русский.

Разрешение возникшего «идентификационного» противоречия продолжилось в основном в работах западных этнологов (Э.Д. Смита, Ф. Риггса и др.) и привело к возникновению новой концепции этнического, получившей название конструктивизма. В конструктивизме истинной (тождест­венной) была признана не только субъективная самоидентификация индивида, но и сам феномен этнического рассматривается как существующий на дорациональном, подсознательном уровне психики индивида. С этой точки зрения, этнические группы, которые в состоянии мобилизации руководствуются «не доводами разума, а групповыми эмоциями», – идеальный объект для политиков и политических манипуляций. Данное обстоятельство позволило, например, В.А. Тишкову и другим представителям «этнического нигилизма» вообще заявить, что именно данные манипуляции («умст­венные конструкции») политиков и составляют на самом деле содержание «этнического» как такового.

Поскольку примордиальные и конструктивистские определения этнического формально-логически противоречат друг другу, автором был сделан вывод, что в этнологии под единым названием скрываются две науки: этнография и этнополитика с присущими им особыми предметами исследования, в частности, с различными определениями этнического.

Во втором параграфе – «Этничность, нации и национализм в политической жизни демократических обществ» этнос уже рассматривается автором целиком с точки зрения сформулированного предмета исследования этнополитики и некоторых очевидных методологических принципов этой науки.

Этнос в этнополитике прежде всего рассматривается как субъект политического действия, подчиняющийся групповой политической воле и преследующий групповые политические цели. Причем политической целью в соответствии с научной традицией принята борьба за завоевание, удержание и отправление государственной власти. Таким образом, оказалось, что рассмотрение этноса в качестве (группового) субъекта, борющегося за власть, требует соотнесения его с более широкой общностью, которая по определению обладает государственной властью. Анализ показал, что такой общностью следует признать нацию как совокупность всех граждан государства безотносительно к их этнической принадлежности.

Нация, таким образом, это совокупность граждан, обладающих своим государством и являющихся номинально его сувереном – источником верховной власти. Со своей стороны государство (номинально от лица граждан) законодательно регулирует жизнь общества на территории своей юрисдикции, охраняет права и безопасность граждан таким образом, чтобы создать наилучшие условия для существования нации как единого целого. В этом и заключаются национальные интересы, которые номинально должно преследовать государство.

Анализ деятельности современных государств показал, что в реальности дело обстоит иначе и государство чаще всего преследует интересы той мобилизованной части нации, которая контролирует государственную власть. В этом смысле государственная власть всегда партийна, она обеспечивает интересы национальной партии – выделенной или по классовому, или по этническому, или по территориальному, или иному признаку мобилизованной части нации, контролирующей государственную власть.

Если господствующую национальную партию составляют представители доминирующего этноса, которые узурпируют государственную власть и национальные интересы в ущерб интересам других этнических групп, государство становится этнократическим и при этом, как правило, происходит мобилизация этнических меньшинств. Мобилизация этнических меньшинств ведет к возникновению этноцентризма: этнос вступает в борьбу за то, чтобы стать нацией, обладающей собственной государственностью. Причем этнос борется за то, чтобы стать доминирующим этносом в своем национальном государстве, чтобы его этнические интересы стали национальными интересами государства. Иначе говоря, этноцентризм – это институализация этнократии.

Если мобилизованному этносу удается добиться цели и основать собственное этнократическое государство, его этнонационализм переходит в инофазу своего существования, фазу гражданского (государственного) национализма. И все повторяется сначала: попытка навсегда превратить свои этнические интересы в национальные интересы в ущерб этническим меньшинствам также ведет к их мобилизации и попыткам на волне этнонационализма добиваться сецессии.

В третьем параграфе «Глобализация и локализация как две тенденции современного мирового развития» рассматриваются причины взрыва национализма во второй половине ХХ века.

Автор вначале рассматривает экономические объяснения современного национализма и находит их неудовлетворительными. Затем анализу подвергается «культурная» интерпретация национализма, изложенная С. Хантингтоном в его известной работе. Проведенный анализ показывает, что ни теоретические основания, ни «исторические» факты, изложенные С. Хантингтоном, не подтверждают заявленный тезис, что различия в культуре или религиях могут стать причиной глобальных конфликтов.

Детальный анализ «войн цивилизаций», на которые указывал С. Хантингтон, показал, что они всегда сопровождались вспышками этнонационализма, который был обусловлен утратой суверенитета государства и делегитимацией власти в результате интервенции.

С этой точки зрения был проанализирован мировой процесс, получивший название «глобализации», одной из особенностей которого является ограничение суверенитета независимых государств наднациональными центрами власти. Анализ показал, что распад мировой колониальной системы можно объяснить результатом действия образовавшихся после 2-й мировой войны транснациональных центров власти – США и СССР, ограничивших суверенитет колониальных держав правом самоопределения государственного устройства входивших в них народов.

Таким образом, сделан вывод, что ограничение суверенитета и делегитимация власти в результате внешних или внутренних причин – это реальный источник национализма в современном мире, всегда грозящий полиэтничному государству дезинтеграцией.

Вторая глава «Этнополитические отношения российского общества: историческое наследие и современные проблемы» посвящена исследованию конкретных этнополитических вопросов существования российского государства от истоков его многоэтничности до современного состояния, вызванного дезинтеграцией СССР.

Ее первый параграф «Исторический опыт межэтнических отношений в системе российской государственности» начинается рассмотрением положения русского этноса в составе ярко выраженной этнократической деспотии – монголо-татарской Золотой Орды, раскрывается сущность этнократической власти на данном, близком нам историческом примере.

Далее рассматривается процесс возникновения с конца XV в. и существования русского полиэтничного государства. На основании анализа русских крестьянских войн, а также национально-освободительных восстаний выясняется степень лояльности этнических меньшинств и отдельно – этнических элит к имперскому государству. Опираясь также на сравнительный анализ этнической политики мировых колониальных держав, автор делает вывод, что Российскую империю нельзя назвать этнократическим государством, поскольку ее политика по преимуществу не носила этнократического характера. А стереотип России как «тюрьмы народов» предложен и введен в советское время для обоснования «нацио­нально-освобо­ди­тельного» характера Октябрьской революции и создания новой советской идентичности. Автор, напротив, делает вывод, что именно отсутствие национального гнета делало возможной совместную борьбу полиэтничных податных сословий в России против общих угнетателей и способствовало формированию единой российской нации, чего никогда не было в других мировых империях.

Далее рассматриваются вопросы образования СССР и его национально-территориального устройства на предмет выяснения вопроса, являлась ли страна колониальной империей. В результате анализа политики национально-государственного строительства сделан вывод, что СССР не был не только этнократическим государством, но и вообще не был империей в сколько-нибудь научном значении этого термина. Даже очевидное преобладание русского языка в системе межэтнических отношений при объективном рассмотрении объясняется не волюнтаристским русификаторством, а объективно доминирующей ролью РСФСР и русского населения в создании промышленного, научного и культурного потенциала союзных республик.

Во втором параграфе анализируются главные причины дезинтеграции СССР и место среди них этнополитической мобилизации. На основании анализа известных исторических фактов сделан вывод, что основной причиной дезинтеграции СССР была не этническая мобилизация советского общества, а полная делегитимация центральной власти. Этнонационализм в данном случае носил вторичный характер, вызванный разрушением государства. Далее автор делает вывод, что в настоящее время основными угрозами единству многонациональной России является 1) продолжающаяся делегитимация государственной власти; и 2) серьезные проблемы в национальной идентификации многоэтничного населения России, вызванные, в том числе, ошибочной концепцией государственной идентичности России.


В Заключении работы подводятся окончательные итоги исследования и формулируются его основные выводы.


По теме диссертации опубликованы следующие работы (ра-

боты представлены в публикациях ВАК):

  1. Инал-ипа Н.А. Этнография и этнополитика: две науки, два предмета исследования./ Научно-аналитический журнал «Обозреватель-Observer»; №12, 2007г., 1 п.л.

  2. Инал-ипа Н.А. Этносы, нации и национализм в политической жизни современных демократических социумов./ Научный и общественно-политический журнал Социологического центра РАГС «Социология власти», №1, 2008г., 1 п.л.




1 Robertson R. Globalizaition. Social theory and Global Culture –L.:1992.

Albrow M. The Global Age. State and Society beyond Modernity- Stanford.1997

1 Татунц С.А. Этносоциология. М.: МАЛП. 1999.

1 Широкогоров С.М. Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений // Известия восточного факультета Дальневосточного университета. Вып.ХVШ. Т.1. Шанхай, 1923.; Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983; и др.

2 Smith A.D. The Ethnic Origins of Nations. Oxford, New-York. 1986; Van den Berghe P. The Ethnic Phenomenon. New York, 1987; Riggs, Fred F. (ed). Ethnisity. INTERCOSTA Glossary. Concepts and Terms Used in Ethnisity Research. Honolulu: Internetional Sosial Science Council, 1985; Despres, L. (ed). Ethnicity and Resource Competition in Plural Societies. The Hague, Paris. 1975; Оомен Т.К., Раса, этния и класс: анализ взаимосвязей // Международный журнал социальных наук. 1994. № 3 (6). Август.

3 Тишков В.А. Политическая антропология. М.-Омск. 2001; Тишков В.А. Советская этнография: преодоление кризиса // Этнографическое обозрение. 1992. № 1; Чешко С.В. Человек и этничность // Этнографическое обозрение.1994. № 6.

1 Конфуций. Минск, 1998; Макиавелли Н. Государь. М., 1998; Гольбах П. А. Естественная политика, или беседы об истинных принципах управления // Антология мировой политической мысли. Т.1.; Дидро Д. Сочинения. М, 1991; Локк Дж. Два трактата о правлении // Антология мировой политической мысли. Т.1; Маркс К. Капитал. М., 1978. Т.1. С. 725 — 784. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. М., 1975; Ленин В.И. Государство и революция // ПСС, т. 33; Вебер М. Избранное. Образ общества. М., 1994; Шумпетер Й. Капитализм, социализм и демократия. М., 1995. и др.

2 Алексеев С.С. Государство и право. М., 1994; Зотова З.М. Власть и общество: проблемы взаимодействия. М., 2001.; Амелин В.Н. Социология политики. М., 1992., Оболонский А.В. Бюрократия и государство. М., 1996; Болл Т. Власть // Полис, 1993, № 5; Соловьев А.И. Политология. Политическая теория и политические технологии. М., 2000; Бочаров В.В. Власть, традиции, управление. М., 1992; Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. М., 1997; Гобозов И.А. Философия политики. М., 1998; Громыко А.Л. Политические режимы. М., 1994; Медушевский А.Н. Формирование правящего класса // Социологический журнал. 1995. № 4; Даль Р. Введение в теорию демократии. М., 1993; Данилов С.Ю. Правовые демократические государства. М., 1999; Дмитриев Ю. Соотношение понятий политической и государственной власти в условиях формирования гражданского общества // Государство и право, 1994, № 7; Демидов В.И., Федосеев А.А. Основы политологии. М., 1996; Зуев В.И. Власть в системе политических категорий // Государство и право. 1992, № 5; Ильин В.В., Панарин А.С. Политическая антропология. М., 1995; Каменская Г.В., Родионов А.Н. Политические системы современности. М., 1994.

3 Дибиров А.-Н. З. Легитимность власти и политический режим. М., 2001; Бирюков С.В. Легитимация статуса региональной политической власти // Вестник МГУ. Сер. 12. Социально-политические исследования.1997, № 12; Волков Ю.Г., Лубский А.В, Макаренко В.П, Харитонов Е.М. Легитимность политической власти: методологические проблемы и российские реалии. М., 1996; Доган М. Легитимность режимов и кризис доверия // Социс. 1994, № 6; Рябов А.В. Рябов А.В. Легальность и легитимность власти // Полис, 1994, № 2; Кермонн Ж.-Л. О принципе легитимности // Полис, 1993. № 5.

1
1   2   3

Похожие:

Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconИнститут этнологии и антропологии
Этнополитические процессы на кавказе к. Г. Дзугаев, А. Г. Плиев
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconОтчет по гранту фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров
«Социальная политика в контексте трансформаций российского общества: реформы и повседневность»
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconОтчет по гранту фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров
«Социальная политика в контексте трансформаций российского общества: реформы и повседневность»
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconОтчет по гранту фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров
«Социальная политика в контексте трансформаций российского общества: реформы и повседневность»
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconПрограмма дисциплины этнополитические процессы в современном мире для направления 030200. 68 «Политология»
Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconОрганизационный комитет V российского конгресса «мужское здоровье»
Камалов Армаис Альбертович – Президент Российского Общества «Мужское здоровье», заместитель председателя Российского общества урологов,...
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconМентальность в контексте культуры (философско-культурологический анализ)
Охватывают все области человеческого общежития, и мы должны подойти к определению ситуации глобализации в целях ее изучения. Полагаю,...
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconПроблемы глобализации в системе международного культурного обмена
Особую остроту проблемы аккультурации, ассимиляции, интеграции приобрели в период глобализации, когда изменения во всех сферах жизни...
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconТрансформация политической системы современного российского общества: институциональные и социокультурные составляющие
...
Этнополитические процессы российского общества в контексте глобализации iconОбразование в контексте модернизации российского общества
Вишняков-Вишневецкий Константин Константинович, доктор исторических наук, профессор, академик Академии гуманитарных наук, ректор...
Разместите кнопку на своём сайте:
Библиотека


База данных защищена авторским правом ©lib.znate.ru 2014
обратиться к администрации
Библиотека
Главная страница